Жанна Мельникова. О культуре

Частное мнение высказывает завлит театра оперы и балета им. М.Джалиля Жанна Мельникова.

Жанна Мельникова -3

 

Пятьсот слов, которые написаны ниже, это «апологии культуры пост». Позвольте, скажете вы, культура как базисная вещь, атрибут человеческого общества не нуждается в защите, это неотъемлемая часть. И между нами даже может завязаться терминологический спор — считать ли, например, галстук или стиральную машинку объектами культуры? Возражений нет, эти артефакты —  часть материальной культуры. Но здесь пойдет речь о культуре нематериальной — о том, что совершенствует человеческую душу.

 

Из книги по социологии цитирую поэтичнейшее определение: «Культура — это комплекс знаний, верований, искусств, морали, законов, обычаев, усвоенных человеком как членом общества…». И далее (здесь каждое слово хочется читать с выражением): «Культура определяет политическую жизнь, экономическую и трудовую деятельность, социальные и правовые отношения, общественную мораль и личную нравственность, научное и художественное творчество, характер коммуникации и образ жизни». Вот так «серый кардинал»!

 

Как человек, закончивший консерваторию и занятый в сфере культуры, пять минут чувствую причастной к великим делам — еще бы, такое воздействие на все области человеческой жизни! А если рассматривать искусство (литературу, музыку, живопись, театр) как квинтэссенцию духовной культуры человечества, то здесь влияние вообще ни с чем не сравнимо. Однако так ли это в реальности?

 

Становимся ли мы лучше, посетив концерт, прочитав книгу, посмотрев спектакль? Или рассматриваем эти «активности» как средства занять досуг, отчитавшись  о своих «успехах» в Instagram? Почему в большинстве СМИ невозможно найти толковый аналитический разбор серьезного произведения искусства, будь то спектакль или выставка, а в основном происходит перечисление того, что произошло на сцене и кто пришел в зал — с непременным указанием «огромной» суммы бюджетных средств, затраченных государством на такую ничтожную вещь, как совершенствование человеческого в человеке? Почему вместо того, чтобы быть глубокими, нам хочется быть модными? Почему в государстве, где пропагандируются демократические ценности и уважение к личности вне зависимости от цвета кожи, религии и убеждений, один человек расстреливает в Орландо пятьдесят ни в чем не повинных людей?

 

Это сумбурный перечень вопросов, но, как мне кажется, они взаимосвязаны. Читать длинные книжки — «времени нет», ходить в музеи —  «я там уже один раз был», слушать оперу — «я не понимаю этого», посещать фестивали — «ну если только потусоваться» и так далее. Нет подлинного погружения, нет осмысления норм и ценностей, транслируемых через искусство, нет приобщения к культуре как комплексу социальных правил, регулирующих поведение тех, кто живет сейчас, и передаваемых тем, кто будет жить завтра, — и возникают такие «сверхчеловеки» (да простит меня Ницше), которым табу «не убий» кажется досадным ограничением возможности их свободного выбора.

 

Рискую быть обвиненной в консерватизме, но для меня показателем зрелости личности является умение человека следовать предписанным обществам нормам и осознанно исполнять свои роли. Мама — так мама, учитель — так учитель, партнер — так партнер. И классическое искусство в этом трудном процессе «вочеловечивания» — отличное средство. Ну почти как религия.

 

Что делать? Прежде чем пойти в театр — подготовиться, объяснить (особенно детям), после — обсудить, обменяться мнениями. Попытаться остановить поток мыслей и погрузиться в музыку. Научиться получать наслаждение от живописи. В общем, быть, а не казаться. На самом деле это — привилегия избранных, но доступно-то каждому!

 

Прошу прощения за трансформацию «поста апологии» в «пост пропаганды культуры», но мне это кажется крайне важным.

 

В одной из своих книг писатель и философ Умберто Эко, описывая студентов, с которыми он как профессор всю жизнь работал, делил их на активное меньшинство (как правило, это «обеспеченные дети, выросшие в культурной среде, они ходят на выставки, фестивали, путешествуют за границу») и «остальных» — «тех, кто учится и работает и, возможно, с утра до вечера пишет бумажки в домоуправлении в таком дремучем городишке, где на десять тысяч жителей нет даже книжного ларька».

 

Эко писал, что и те, и другие могут достойно проявить себя в науке, «даже стартовав со слабых позиций». Уверена, в культуре все то же самое — нужно только захотеть.

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ