Максим Шевченко о Дагестане, Шаймиеве и «законе Яровой»

Журналист, член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко баллотируется в Государственную думу седьмого созыва от Республики Дагестан. Об этом стало известно 11 июля. В интервью Inkazan Шевченко рассказал о том, почему он выбрал Дагестан, о будущей деятельности в Думе и недостатках «закона Яровой».

фото: newspile.ru
фото: newspile.ru

О Дагестане

Я много лет занимаюсь проблемами Кавказа, в частности, Дагестана. Я считаю, что Дагестан — одно из самых прекрасных и, одновременно, одно из самых несчастных мест в России. Огромный, невероятный потенциал Дагестана, который возник в силу его многонациональной природы, трудолюбия его народов, единого сочетания горного климата, моря, города. Это такая микровселенная. Потенциал этот не реализован в полной мере на благо людей и  всего нашего российского общества.

То, что я баллотируюсь от Дагестана, не значит, что мне безразличны проблемы Татарстана и проблемы, которые есть в этом самом высокоразвитом, самом высокотехнологичном, самом процветающем регионе нашей страны. Безусловно, я уважаю Татарстан, жителей Татарстана — татар и русских. В Татарстане не хочется говорить о проблемах, хочется говорить о задачах. А вот в Дагестане приходится говорить о проблемах.

Для меня определяющей явилась последняя поездка от СПЧ в Северный Кавказ. Могу сказать, что я взглянул окрест меня — душа моя страданиями уязвлена стала (цитата из повести А. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»). Это то, что я могу сказать про Дагестан. Считаю, что идя в Государственную Думу, я могу помочь этим людям сделать жизнь лучше. Если мы поможем сделать жизнь лучше здесь, мы поможем сделать жизнь лучше во всей стране, в том числе, и в Татарстане. Все регионы нашей огромной, необъятной Родины связаны друг с другом как сообщающиеся сосуды. Занимаясь проблемами Дагестана, вы занимаетесь проблемами межнациональных отношений. Укрепляя связи народов, я, безусловно, помогаю моему любимому Татарстану.

О «законе Яровой»

Я не считаю «закон Яровой» исламофобским. Я считаю, что в нем неточно сформулированы некоторые моменты. В частности, про миссионерство. Я бы хотел поблагодарить Минтимера Шаймиева, — человека, которого я безмерно уважаю, человека, который является одним из тех, кто принес мир и стабильность Российской Федерации, одного из тех, кто в самый трудный год Чеченской войны занимал принципиальную позицию, направленную на развитие федеральных отношений, на развитие межнациональных отношений,- за его мудрые, отеческие слова с критикой закона. Я думаю, что никто лучше Шаймиева не знает, что в политике, даже если ты совершаешь какие-то неточности, их всегда можно исправить в ходе законодательной процедуры.

Я, например, уверен, что новый созыв Государственной Думы внесет поправки к «закону Яровой» и учтет те высказывания, которые прозвучали на выступлении в Госсовете РТ. А также замечание Олега Морозова, одного из наших выдающихся юристов, правоведов, специалистов по федерализму и конституционному праву, который тоже критиковал закон, будучи сенатором. Я думаю, что здесь не надо говорить об исламофобии и раздувать огонь. Здесь надо юридически доработать некоторые оговорки: что такое «миссионерство», что такое «религиозные объединения». Я думаю, в некоторых частях закон просто недоработан, не продуман. Но на то и существуют законодатели, чтобы вносить поправки. В конце концов к Американской конституции существует сотня поправок. Это только сделало ее точнее, яснее и более обоснованной юридически.

Я обязательно приложу руку к внесению поправок в «закон Яровой». Позиция Шаймиева и позиция Морозова — это позиции людей, которых я очень уважаю, тем более в этом вопросе. Я тоже разделяю их мнение. Это не повод бить истерику, что закон исламофобский. Не исламофобский, поверьте.

Об исламофобии

Исламофобия заключается не в непродуманных формулировках, а в осознанных действиях ряда провокаторов, поджигателей, представителей иностранных государств, которые прикидываются патриотами, а на самом деле работают на разжигание ненависти между религиями и между нашими народами. В частности, убеждения так называемого исламоведа Силантьева, который заявил, что в России около миллиона вахаббитов. Я считаю такую позицию абсолютно враждебной нашей стране и исламофобской позицией. То есть, миллион граждан страны, априори потенциально могут быть объявлены сторонниками терроризма или экстремизма, потому что об этом заявил какой-то силовой эксперт (а на него часто ссылаются силовики). Я считаю деятельность центра по борьбе с экстремизмом при МВД антироссийской и антиконституционной. Это не борьба с терроризмом, а разжигание вражды и неприязни. Поэтому я думаю, что сам закон надо править, вносить какие-то коррективы, но исламофобия точно не в нем.

Я не считаю, что в обществе наблюдаются исламофобские настроения. Я считаю, что часть СМИ, часть политиков сознательно активно работают на разжигание ненависти к исламу. А исламофобия — одна из опаснейших форм экстремизма. Это, на мой взгляд, сознательно направлено на внутренний распад нашей страны.

Напомню, что в свое время лидер террористов на Кавказе Доку Умаров сказал, что он посылает смертников совершать теракты в Москву, чтобы укрепить в сознании москвичей исламофобские и антикавказские настроения. Это была цель лидеров терроризма.

Те, кто разжигают исламофобию, тоже работают на распад страны, на распад Кавказа, на отделение его от России, на отделение Татарстана от России. Есть такие люди и я считаю, что они, безусловно, являются агентами Запада, которые заинтересованы в распаде нашей страны. Ненависть к исламу провоцируют только агенты Запада и его вассалы на Ближнем Востоке. Их цель — продолжение оккупации исламского мира, эксплуатация огромных природных ресурсов, грабеж мусульман.

Не Запад для России является другом, а именно исламский мир, который тысячелетиями был связан с ней. Мы связаны с исламским миром органически. Российская Федерация — часть исламского мира, органическая часть. Мусульмане — это коренные жители нашей страны. Это их родина, Российская Федерация. А те, кто хочет порабощать и разделять исламский мир, сравнивать между собой русских и мусульман, это те, кто хочет порабощать и эксплуатировать как богатства исламского мира, так и богатства России. Мы не должны допустить этого ни в коем случае. Это союз между мусульманами, христианами и представителями других религий. Это является залогом нашего успеха, нашего развития в будущем. Я уверен в этом на сто процентов. Это моя политическая уверенность.

 

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ