Женское обрезание — возможна ли такая практика в Татарстане?

Фонд «Правовая инициатива» опубликовал отчет о женском обрезании в Дагестане. В нем сказано, что девочкам в возрасте до 12 лет в кустарных условиях проводят операцию, травмирующую половые органы.  Журналисты Inkazan выяснили, возможна ли подобная практика в Татарстане. По мнению заместителя муфтия РТ Рустама Батрова, женское обрезание не является мусульманским обычаем. Детский омбудсмен РТ Гузель Удачина переложила ответственность за это решение на родителей.

Женское обрезание — операция, состоящая в удалении или травмировании частей женских гениталий для уменьшения полового влечения. В России наибольшее распространение подобные операции получили среди народов, населяющих Восточный Дагестан, сообщается в тексте отчета. Решение о производстве операции обычно принимается матерью девочки или ее старшими родственниками по женской линии (бабушкой, тетей). Обрезанию подвергаются девочки в возрасте от рождения до трех лет, в редких случаях — до 12 лет.

Обрезание очень редко производится в больнице, как правило, его делают на дому люди, не имеющие медицинского образования.

«Специальная женщина весной приезжала из гор в гости к кому-нибудь, и нас вели туда, заманивая подарками», — сообщила одна из респонденток правовой организации. Опрос женщин в Дагестане показал, что обрезание активно практикуется и будет практиковаться в дальнейшем. «Обрезание как существовало, так и существует», «мы также его всем делаем», — ответили дагестанские женщины автору исследования.

Председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ Исмаил Бердиев сообщил в интервью агентству NewsTracker, что обрезание препятствует распущенности среди женщин. «Вы же прекрасно знаете, для чего предназначена женщина. Всевышний создал женщину, чтобы она рожала ребенка, чтобы она его воспитывала, только для этого. А для этого обрезание не мешает», – сказал Бердиев. Также он отметил, что для возрождения нравственности в обществе «подобную процедуру следовало бы ввести и в других религиях», в том числе и в христианстве.

Первый заместитель муфтия, председателя ДУМ РТ Рустам Батров в беседе с корреспондентом Inkazan сообщил, что не знает деталей, связанных с обычаем обрезания на Северном Кавказе, но для Татарстана подобная практика совершенно не актуальна. Рустам Батров рассказал, что смотрел фильм о проведении женского обрезания в африканских странах, после чего у него осталось негативное впечатление о данной процедуре. По его словам, эта традиция, скорее всего, носит исключительно местный характер и не имеет никакого отношения к исламу. «Это не мусульманский обычай, в исламе подобного нет», — подытожил Батров.

Стоит отметить, что врачи и персонал нескольких казанских «халяльных» клиник отказались давать комментарии. В неформальной беседе сотрудники одного из медучреждений ответили журналисту Inkazan, что у них женское обрезание не проводится и были удивлены возможным спросом на такую процедуру со стороны мусульман. В мусульманском женском медицинском центре «Шифа» также были удивлены вопросом о женском обрезании. Сотрудница центра не знала о том, что это за процедура и ответила, что обрезание в «Шифе» не делают.

Практика женского обрезания распространена не только на Северном Кавказе, но и в ряде арабских и африканских стран. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, выступая 6 февраля 2015 г., призвал положить конец практике калечащих операций на женских половых органах. Он отметил «важную роль медиков в усилиях, направленных на искоренение этой вредной для здоровья женщин процедуры и призвал добиться того, чтобы все девочки росли в условиях свободы от насилия и дискриминации, полного уважения человеческого достоинства, соблюдения прав человека и равенства».

Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан Гузель Удачина сообщила Inkazan, что подобные вопросы в первую очередь находятся в сфере ответственности родителей. «По законодательству, родители – это главные блюстители прав и интересов детей, в меру своего понимания того, что является лучшим для их ребенка», — заявила Удачина, — «но к мнению детей сознательного возраста – старше 12 лет, несомненно, стоит прислушиваться. Если ребенок воспитывается религиозными родителями, то он, скорее всего, готов к такой операции». Гузель Удачина отметила, что подобная хирургия должна проводится специалистами в клинических условиях, кустарные операции недопустимы. Детский омбудсмен добавила, что ранее ей не доводилось слышать о практике таких операций.

Напомним, что в 2008 году после операции по удалению крайней плоти в Казани скончался 4-летний ребенок, а в 2010 году умер 5-летний мальчик. После этого в республике Татарстан был введен новый стандарт для проведения мужского обрезания, который предписывает делать операцию только в больнице, а не в поликлинике, в мечети или дома, как это было раньше.

фото: remontami.ru
фото: remontami.ru

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ