Инклюзивное образование в Татарстане: миф или реальность?

Татарстан отстает в развитии инклюзивного образования. Вокруг обучения детей-инвалидов вместе со здоровыми детьми регулярно вспыхивают скандалы. Несмотря на заявления властей о том, что система налажена, родители детей-инвалидов считают, что это не соответствует действительности и детям с отклонениями в развитии приходится учиться дома.

фото: miloserdie.ru
фото: miloserdie.ru

«Степень зрелости любого общества оценивается отношением к незащищенным слоям населения – это дети, старшее поколение, а также люди с ограниченными физическими возможностями», – декларирует министр образования и науки Татарстана Энгель Фаттахов.

По официальным данным, в Татарстане в школах обучаются почти 4000  инвалидов и более 1500 с ограниченными возможностями здоровья. В 422 детских садах Казани, Набережных Челнов, Зеленодольска, Нижнекамска открыты инклюзивные группы, где здоровые дети и дети  с ограниченными возможностями учатся вместе. На базе этих детсадов, по словам Фаттахова, создают центры по разработке методов внедрения инклюзивного образования. В общеобразовательных школах действует так называемая «частичная инклюзия», где дети-инвалиды учатся по индивидуальному учебному плану или дистанционно.

В девяти муниципальных районах Татарстана и в Казани работают 68 классов, где вместе со здоровыми детьми обучаются школьники с нарушением слуха, речи, умственного и задержками технического развития. 638 детей-инвалидов обучаются по программам общего образования. Для этого их обеспечили  специальным компьютерным оборудованием.  Обучение детей-инвалидов с использованием дистанционно-образовательных технологий организовано в 140 школах республики. 200 инвалидов продолжают обучение в организациях профессионального образования. В 300 школах (20%) от общего количества созданы условия для обучения инвалидов в рамках программы «Доступная среда».

В интервью Inkazan директор Международной школы Нияз Гафиятуллин сообщил, что возглавляемое им учебное заведение спроектирована таким образом, что есть возможность обучать детей-инвалидов. В каждом классе продумана акустика, поэтому, например, детям у которых проблемы со слухом, будут себя чувствовать гораздо комфортней. «У нас был ребенок с имплантом, вживленным слуховым аппаратом. Сейчас он у нас не учится. У него были семейные причины уйти из школы, а не то, что мы ему создали плохие условия. Такие дети у нас могут учиться.  Соответственно, могут учиться и колясочники. Но таких запросов пока не было», — рассказал Гафиятуллин.

В специальных коррекционных учебных заведениях в Татарстане обучается более 9000 детей. Таких учреждений в РТ работает 52.

Однако реальное положение дел отличается от благополучной статистики. В 2015 году в Татарстане разразился скандал: девочке-инвалиду с генетическим заболеванием запретили выступать на утреннике в детском саду. Дело было в Набережных Челнах в ноябре. Педагоги не выпустили 5-летнюю воспитанницу с врожденным пороком развития головного мозга на сцену с другими детьми, посчитав, что ее участие в постановке может сорвать праздник. ЧП произошло в детском саду, который специализируется как раз на инклюзивном образовании. Инцидент вызвал широкий резонанс, заведующую детсадом уволили, начальник управления образования исполкома города получил выговор.

В начале 2016 года в одном из детских садов Зеленодольска разразился скандал вокруг воспитанницы с аутизмом. Родители девочки утверждали, что здоровые дети из-за попустительства педагогов издеваются над инвалидом и избивают ее. В свою очередь, родители заявили, что дела обстоят совсем иначе. По их словам, девочка сама проявляет агрессию по отношению к здоровым детям. Педагоги детсада утверждали, что ребенок из-за болезни может сам наносить себе синяки и ссадины, на которые жалуются ее родители. Конфликт постепенно угас. Однако этот и другие случаи свидетельствуют – в республике не выстроена образовательная система  для совместного  обучения инвалидов и здоровых детей, которая работала бы без сбоев.

Председатель общества родителей детей инвалидов «Благое Дело» Ирина Майорова (Зеленодольск) в беседе с Inkazan высказала мнение, что в Татарстане инклюзивного образования нет вовсе. Например, дети-аутисты не могут обучаться в обычной школе, потому что им нужен специальный педагогический персонал — тьюторы. А  в Татарстане, по ее словам,  тьторства нет. Закон об их подготовке вышел, но их никто не готовит, говорит Майорова. В результате, дети учатся дома.

Ирина Майорова. фото со страницы "ВКонтакте"
Ирина Майорова. фото со страницы «ВКонтакте»

«Что касается детей с задержкой развития, то их обучение в обычной средней школе также невозможно. Вместе с другими детьми они учиться просто не могут потому, что это совершенно другая форма обучения. В Зеленодольске есть единственная школа, в которой оборудованы классы и там учатся двое детей-инвалидов, но с нормальным интеллектом. Они все равно учатся отдельно от других детей. Класс расположен на первом этаже школы и к ним специально приходят учителя. В Зеленодольске инклюзивного обучения нет», — сказала Майорова.

Уполномоченный по защите прав детей в РТ Гузель Удачина констатировала в беседе с Inkazan, что далеко не все в Татарстане готовы к тому, что вместе с их ребенком в школе или детсаду будет учиться ребенок с ограниченными возможностями. Она повторила слова представителя общества родителей детей-инвалидов, что таким учащимся нужны сопровождающие – тьюторы. А этот институт только зарождается в республике.

«Мы далеки от этого идеала, к которому стремимся. Инклюзивное обучение должно быть. Все дети имеют право обучаться в массовых школах», — сказала Удачина. Она заверила, что в республике ведется работа, чтобы инциденты, подобные тому, что случился в Набережных Челнах с ребенком-инвалидом, не повторялись. Если в образовательную организацию приняли воспитанника с тем или иным диагнозом, то педагоги обязаны обеспечить его обучение и участие во всех мероприятиях наравне с остальными детьми.

Гузель Удачина. фото: sntat.ru
Гузель Удачина. фото: sntat.ru

Ситуация по введению инклюзивного обучения непростая по всей России, говорит омбудсмен. С 2013 года был принят соответствующий закон. Большинство детей прошли обучение в специализированных коррекционных школах. И отказываться от них  нет никаких оснований.

«В одночасье мы не введем инклюзию во всех массовых школах. Это постепенный процесс, требующий очень серьезных затрат. Одна из самых главных проблем на сегодня это морально-этическая сторона вопроса. В школе должна быть подготовлена психологическая обстановка для того, чтобы дети с ограниченными возможностями смогли переступить порог и не захотели уйти», — отметила Удачина.

 

 

 

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ