Евгения Храмова. О культурном конфликте

 Частное мнение высказывает конфликтолог Евгения Храмова.

фото со страницы автора в Facebook
фото со страницы автора в Facebook

Понятия «конфликт» и «культура» трудно совместимы и в сознании обывателя, и в сознании конфликтолога, поскольку культура – это совокупность норм, ценностей и поведенческих установок, призванных регулировать часть системы общественных отношений, а конфликт – это их рассогласование. У культурного конфликта вообще свои особенности – он характеризуется несовместимостью оценочных позиций, а в большей степени — различием социального опыта субъектов конфликта. То есть при решении одной и той же  проблемы у двух субъектов имеется разный опыт ее преодоления, своя точка зрения на этот процесс, и она зачастую весьма специфична и практически неизменна под влиянием внешних факторов.

Когда же конфликт возникает в сфере культуры, искусства, и обыватель, и специалист, в равной степени,  инстинктивно концентрируются, как на самом конфликте, так и на его возможных и реальных последствиях. Особенно когда конфликт выходит в публичную, медийную плоскость.

Все чаще медиа транслируют эмоциональные высказывания деятелей культуры относительно широкого круга социальных проблем. Несомненно, сфера культуры первой  реагирует на малейшие изменения в социуме. Первой обнаруживает несостыковки определения норм и ценностей с деятельностью по их продвижению и сохранению. Чем вызываются эти эмоциональные всплески, ведут ли они к культурному или какому-либо другому конфликту, и какие имеют цели?

Как правило, основной проблемой культурного конфликта становится поиск точек соприкосновения или совпадения культур, мировоззрений, ценностных установок или норм поведения. Именно поиск точек соприкосновения и взаимопонимания в определении ценностей для конкретно взятого общества, становится предметом обсуждения. Его пытаются внести деятели культуры в общественный дискурс. Чувствуя проблему одними из первых, они пытаются ее решить. Да, эмоционально, но это основа профессии – эмоции, из них чувства, из чувств ценности, из ценностей представления о норме – норме поведения, нормах жизни в обществе. Быть может, сложно, но это культура. И конфликт культур, а иначе – культурный конфликт, это всегда сложности. Исторически так сложилось.

Подтверждение? А крестовые походы? А гражданские и религиозные войны? А революции? Разве не конфликты культур? Культурные конфликты различны по масштабу охвата участников: бывают и межличностные, и межгрупповые,  и межгосударственные. Охват «аудитории» впечатляет возможными размерами. Да и на уровне двух личностей насколько серьезен конфликт в перспективе, не всегда возможно изначально понять. Вот перешли на личности два представителя разных профессиональных сообществ, имеющих непосредственное отношение к сфере культуры. Чем чревата их медийная «дискуссия» для общества?

В отличие от любого классического конфликта, культурный конфликт редко  обладает  позитивным для общества потенциалом. Связано это с тем, что в противоречие вступают не интересы и потребности людей, а оценки и интерпретации, как правило, выходящие на уровень «наши – не наши», «свои – не свои». То есть это не конфликт интересов, а конфликт амбиций отдельных личностей или групп. А амбиции – это позитивно для индивидуального личностного роста.

Для развития же общества позитив здесь вариативен.  Конструктивного решения от вовлечения в такой конфликт сторонних субъектов тоже ожидать не приходится – из межличностного он перерастает в межгрупповой. А когда затрагиваются интересы нескольких социальных групп, тут и до политического конфликта рукой подать.

Вот и получается, культурный конфликт – что «раздевание» луковицы: сначала шелестит, а потом горько и плакать хочется. Причем слезы (отчаяния) – обязательный элемент культурного конфликта. Не потому, что чересчур эмоционален, а потому, что культурный конфликт имеет одну отличительную черту – бескомпромиссность.

Помните, мы говорили об индивидуальном социальном опыте и его нетерпимости к другому опыту по решению аналогичной проблемы? Бескомпромиссность культурного конфликта – риск уничтожения части культуры. А это прямой путь к аномии. Это когда совсем в обществе утрачены нормы и ценности. Это когда совсем нет надежды на развитие социума. Без культуры — надежды на развитие весьма сомнительны, зато «перспективен» конфликт культур.

Так чем чреваты эмоциональные всплески не просто носителей культуры, а ее агрегаторов? Рисками утраты культурных норм у обывателя. Он не ориентируется так профессионально в сфере культуры. Для него эта сфера – не работа, а хобби, а иногда и вовсе нечто неземное, недостижимое. Каковы цели этих «эмоциональных всплесков»? Это попытки избежать более глобальных культурных конфликтов.

Каковы инструменты? Неконструктивно-эмоциональные. Ведут к трансформации культурного конфликта в более глубокие —  социальный и даже политический.

Решаемы ли? Да. Культурный конфликт «врачуется» … культурой. Культурой поведения в конфликте. В первую очередь представителей  этой сферы, ее носителей. Им абсолютно просто разобраться в тонкой грани допустимого и недопустимого в среде «коллег по цеху» и не только. А если не получается? Специалист по разрешению конфликтов вам в помощь, и вы знаете, где его искать.

Мы продолжим нашу конфликтную тему.

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ