«Открыто и громко»: возможен ли новый договор между Татарстаном и Москвой

В татарстанских СМИ в последние дни снова был поднят вопрос о продлении федеративного договора между республикой и Москвой. Эта перспектива реальна, но новый договор будет скорее символическим, считают эксперты. В период кризиса федеративных отношений символические победы тоже важны.

фото: info-islam.ru
фото: info-islam.ru

Официальные лица Татарстана в последнее время часто давали понять, что им не нравится крен в сторону унитаризма, которым отличалась внутренняя политика России «нулевых» и последующих лет. Порой об этом говорят намеками, а порой — напрямую. Властей республики настораживает то централизация налоговых доходов, усиливающаяся год от года, то притязания федерального центра на статус президента Татарстана, то скандальный «закон Яровой», который мешает справлять религиозные обряды.

На прошлой неделе депутат Госсовета РТ Шакир Ягудин жаловался, что равноправие субъектов превращается в «равность», а государственный советник и первый президент республики Минтимер Шаймиев снова критиковал закон, запрещающий региональным лидерам называться президентами. Шаймиев не хочет, чтобы «от суверенитета республики ничего не осталось». «Суверенитет выражается в обладании всей полнотой государственной власти. Это — основополагающее. Мы мало об этом говорим, а нужно говорить открыто и громко», — заявил Шаймиев (цитата по «Коммерсанту»).

На днях с подачи политолога Максима Шевченко в местных СМИ в очередной раз был поднят вопрос о новом договоре о разграничении полномочий с Москвой. Татарстан хочет его продлить, Шевченко сказал, что поддерживает это решение.

О подписании еще одного договора о разграничении в июне 2016-го высказался спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин. «Мы за то, чтобы этот договор действовал, доказывая легитимность наших основополагающих документов. Это и пример, и подтверждение того, что мы живем в федеративном государстве», — цитировал Мухаметшина ТАСС. Спикер тогда добавил, что на сверхполномочия республика отнюдь не претендует.

Оба предыдущих договора о разграничении предметов ведения заключал Шаймиев: первый, бессрочный (1994 год) — с Борисом Ельциным, второй, десятилетний (2007 год) — с Владимиром Путиным.

Договором от 15 февраля 1994 года Татарстан признавался государством, объединенным с Россией Конституцией РФ и РТ, и имел право предоставлять собственное гражданство.

Документ от июня 2007-го, истекающий в 2017 году, указывал, что Татарстан и Россия совместно решают вопросы, связанные с экологическими, экономическими, культурными и другими особенностями республики. Этим договором также закреплен статус госязыков республики — русского и татарского — и обязанность главы республики ими владеть.

По мнению генерального директора Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрия Орлова, подписание еще одного договора с Москвой возможно, но совсем не на тех условиях, что раньше. «Это не будет договор равных или почти равных субъектов, как это было в девяностых годах», — уверен он. Те положения, которые не вполне соответствовали конституционным нормам и федеральным законам, естественно, должны быть устранены, говорит Орлов.

Логично, что региональные власти хотели бы закрепить за Татарстаном отдельные «экстраординарные» полномочия. «Но ни правовое поле, ни логика законодательства, ни жесткая позиция федеральных властей не позволяют рассчитывать на какие-то специфические преференции при заключении нового договора», — рассуждает собеседник.

Любое заявление о том, что сегодняшний федерализм недостаточен для полноценного существования гражданина, выглядит странно, убежден Артем Кирьянов, член Общественной палаты РФ и член Российской академии юридических наук.

Проблемой федеративных отношений мы обязаны еще просчетам 1917-1924 годов, которых не удалось избежать большевикам. Деление страны по национально-территориальному принципу было большой ошибкой, которая в конечном счете привела к распаду Советского Союза, говорит собеседник.

Позволить себе такую ситуацию в нынешней России мы не можем и не должны, тем более что преимущественное положение республик не обосновывается ни логикой существования государства в целом, ни исторически, ни экономически, продолжает Кирьянов. «Более того, — говорит он, — этими тенденциями могут пользоваться наши оппоненты, возбуждая симпатии к международному терроризму».

Продление договора о разграничении может стать предметом обсуждения, хотя для Москвы эта тема — сюрприз, отмечает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. Единой проработанной позиции по этому вопросу у федерального центра нет. К чему обсуждения приведут — остается вопросом: «Существует и элемент раздражения, и традиционное уважение к позиции Татарстана», — говорит политолог.

Что до самого Татарстана, то там понимают: новый договор вряд ли будет гарантировать особое положение и какие-либо практические выгоды. Этот документ для республики имеет скорее знаковую роль. «В период очередного кризиса федерализма символические успехи тоже важны», — считает Виноградов.

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ