В Татарстане по заказу минобразования РТ сняли фильм за 3,1 млн рублей

Сегодня в ИА «Татар-Информ» прошла пресс-конференция, посвященная презентации четырехсерийного татарского фильма «Неотосланные письма» [«Тапшырылмаган хатлар» — прим. Inkazan] по лирической повести Аделя Кутуя. Съемочная команда намекнула, что фильм будет отличаться от картины «Белые цветы», собравшей шквал критики от зрителей. 

фото: tatar-inform.ru
фото: tatar-inform.ru

Перед пресс-конференцией команда показала начало первой серии. Оно начинается с титров «Фильм снят при поддержке министерства образования Республики Татарстан». В качестве главного продюсера в титрах указан генеральный директор ТНВ Ильшат Аминов. Одной из «просто продюсеров» значится Миляуша Айтуганова, которую в свое время уволили с одного из ключевых постов республиканского телеканала. Надо сказать, что Аминов был заявлен на пресс-конференции, однако на нее не пришел.

Кутуй написал повесть «Неотосланные письма» в 1936 году. Структура произведения состоит из несколько частей в виде посланий будущего врача Галии к другу Искандеру.  Девушка проходит через множество испытаний в жизни, не озлобляется, и в конце обретает истинную любовь. Галию сыграла актриса театра Камала Гузель Сибгатуллина.

Гузель Сибгатуллина. Фото: 7kazan.prokazan.ru
Гузель Сибгатуллина. Фото: 7kazan.prokazan.ru

Руководитель проекта Фарид Галиев сразу признался, что фильм — заказ минобразования РТ. «Съемочный период у нас закончился недавно, начался он в сентябре. Основные съемки у нас проходили в Высокогорском районе, в деревне Большие Ковали. Одна смена у нас прошла в Арском районе. Недалеко от Больших Ковалей также была задействована еще одна деревня. Это то, что касается деревенского блока. Городской блок, естественно, в Казани. У нас в городе было много локаций», — рассказал Гареев.

В качестве сценариста и второго режиссера из Москвы пригласили супругов ДамаскинИльсеяр и Дана. На сайте «Кинопоиск» указано, что они снимают также фильм «Лотерея» с участием российских актеров.

Ильсеяр и Дан Дамаскин. Фото: tatar-inform.ru
Ильсеяр и Дан Дамаскин. Фото: tatar-inform.ru

«У нас предпродакшн длился два месяца. С июля месяца мы готовили локации, договаривались, искали. Ездили по разным деревням и районам Татарстана. В фильме вы увидите около 80 локаций», — сказала Ильсеяр Дамаскин. Она отметила, что сценарий фильма включал в себя 230 сцен, после резки их осталось 215.

Актерский состав «Неотосланных писем» — свыше 50 актеров вместе с эпизодниками. В предпродакшн вошли девять драфтов сценария.

«Мы проводили 12 кастингов, потому что мы никак не могли определиться с главными героями. Как-то на последних кастингах к нам пришли Гузель и Ришат и все заиграло красками», — сказала Ильсеяр Дамаскин.

Что касается сценария, то он расширился в сравнении с текстом повести Кутуя. Дан Дамаскин посчитал, что в произведении содержится множество купюр.

«Литература тех годов — с пробелами. Они ощущаются не просто в неописанных фрагментах, а даже в том, что некоторые события не стыкуются ни по времени, ни событийно. Поэтому мы первым делом избавились от навязанной, по всей видимости, политическим строем идеологии, оставив в сухом виде историю, причем оставив ее со всеми нюансами, которые были выписаны», — сказал Дан Дамаскин.

По его словам, остальные сцены накладывались, «проявляя саму историю и идеи Аделя Кутуя». Дан Дамаскин отметил, что получившийся фильм, это, все-таки, адаптация.

«Мы в силу бюджета и сроков производства фильма не могли позволить себе полную реконструкцию тех времен. Эта история — вневременная. Все заполнение где-то пошло фоном, где-то — в ногу с историей. Но сказать, что пошло вразрез — такого не было. Мы очень бережно и аккуратно относимся к литературному материалу», — сказал Дан Дамаскин.

Судя по видео, показанному журналистам, героиня получилась современной: она одета в тренч, на голове у нее — цветастый платок, а на ногах — красные туфли на высоких каблуках.

Скриншот кадра из первой серии фильма
Скриншот кадра из первой серии фильма

«Мы не можем отказаться от того, что мы живем в 2016 году, у нас присутствуют и интернет, и телефон. Но мы старательно минимизировали средства электронной коммуникации, чтобы это было органично. Нарочитых проявлений современности там нет. Конечно же, интернет мог сыграть дурную шутку в плане того, что героиня пишет письма. Но она у нас пишет письма, потому что это — часть ее образа», — отметил Дан Дамаскин.

Команда начала формироваться с июня 2016 года, тогда же появились первые варианты сценария. Кастинги, по словам режиссера-постановщика Рустама Рашитова, были непростые.

«У нас нет школы киноактеров, у нас, в основном, актеры театральные. Для кино эта манера игры нам, мягко говоря, не подходит. Поэтому было достаточно много кастингов. Некоторых мы приглашали без кастинга, со своих предыдущих работ. На первый кастинг пришло более 700 заявок, люди нам писали не только из нашей республики, но и из соседних республик. Если бы они нам действительно подошли, мы бы их пригласили — шансы сняться были практически у всех», — сказал Рашитов. Он добавил, что кастинг был открытым.

Съемки или производство фильма стартовало с 10 сентября. По словам Рашитова, съемки растянулись. «Мы показываем длинный период жизни нашей героини — порядка 20 лет. Мы хотели для привлекательности кадров снимать в разное время года. Поэтому наши съемки растянулись до ноября», — отметил Рашитов.

Сейчас идет постпродакшн фильма. Галиев посетовал на то, что съемки фильма были очень короткими. «Если так посудить, у нас на все кино, начиная с подготовительного периода, дали пять месяцев. Это очень мало. Для полного метра [четыре серии] по контракту — очень мало»,  — сказал он.

Тему фильма определила не команда, а министерство образования РТ. Команда выиграла грант на съемку картины, экранизацию произведений татарских классиков. Гареев отметил, что бюджет фильма — скромный, ему вторили и коллеги.

«Мы, наверное, по предполагаемым работам раза в три превысили. 4,1 миллиона на весь фильм. Из этого вычитаем НДС, остается 3,347 миллионов. Фонд оплаты труда, страховые, пенсионные выплаты — остается 3,1 миллиона на четыре серии художественного фильма», — сказал он. Рашитов отметил, что «на московских проектов стоимость одного съемочного дня меньше миллиона не бывает».

Грант, выигранный командой, входит в программу по сохранению языка, поэтому дальше пресс-конференция пошла в конфликтном направлении. Гареев заметил, что команда столкнулась со сложностями, в плане адаптации реплик с драматургических на реальные. Если зритель услышит в фильме драматургический язык, то он, по мнению Галиева, подумает, что показанное на экране — телеспектакль.

Задача, поставленная грантом, идет вразрез с повестью Кутуя и возможностью вставить реальные реплики, поскольку в них порой встречаются русские слова.

«Если мы говорим на татарском языке, что уж тут говорить, если мы применяем русские слова? Даже у Аделя Кутуя в первоисточнике есть русские слова, он родился в Пензенской области [быв. Самарская губерния — прим. Inkazan]. Наверное, нас никто не обвинит в том, что мы вместо «табиб» использовали «врач». «Ашыгыч ярдэм» беркем бит сейляшми!  [«Никто ведь не говорит «скорая помощь» — перевод] «Ашыгыч ярдэм чакырдынмы син?»  [«Ты вызвал «скорую помощь» — перевод]— так же никто не говорит. К слову «табиб» мы привыкли. Прислушайтесь: «Врач чакырдынмы?». «Табиб чакырдынмы» — беркем бездэ сейлэшми шулай [«Ты вызвал врача? «Вызвал врача» — так никто не говорит у нас» — перевод]», — сказал Галиев.

На упрек журналиста о том, что выпускающая команда подражает эстраде в том, что делает так, как хочет того толпа, Галиев ответил, перебиваясь с русского на татарский: «Адель Кутуйда «врач» дип язылган». Адель Кутуй укыганыгыз бар источнигын? «Врач», «семья»….» [У Аделя Кутуя написано «врач». Вы читали Аделя Кутуя в источнике (оригинале) — перевод].

Журналист отметил, что они должны подстроиться. «Нишлэп без узгэртергэ тиеш? Адель Кутуй буенча тешерергэ тиеш киноны! Бу эссэр купме теллэргэ тэржемэ эйтергэн: французский, английский, арабский, корейский. Бу актуаль тема» [«Почему мы должны менять? Мы должны снимать кино по Аделю Кутую! Эта повесть переведена на множество языков. Это актуальная тема» — перевод], — сказал Галиев и заявил, что дальше будет общаться на русском языке, поскольку ему «трудно говорить».

По словам Ильсеяр Дамаскин, задачей команды была возможность показать жизнь как можно более реалистичной.

«Главная героиня не может обучаться в медицинском университете лекциям на татарском языке! Не может она скорую вызывать на татарском языке, живя в Татарстане! Нет у нас этой терминологии, как бы мы этого не хотели. Извините, мы среди кого должны сохранять язык? Среди молодежи. Поэтому мы и адаптировали. Все, что говорят на татарском языке, все будет правильно и понятно нашему зрителю», — сказала она.

Одна из журналисток задала вопрос о том, учла ли команда ошибки, допущенные при экранизации «Белых цветов». «А почему вы говорите «ошибки»? Вы усмотрели какие-то ошибки в «Белых цветах»?», — возмутился Галиев. Журналистка ответила, что их «все видели». «Мы не видели», — отмахнулась от нее Ильсеяр Дамаскин.

Однако Рашитов ответил, что «Неотправленные письма» резко отличаются от «Белых цветов».

«Разница с «Белыми цветами» была сразу, потому что мы пригласили кинематографиста. Команда состоит исключительно из кинематографистов. Даже ребята, которые работают звукорежиссерами и постановщиками. У нас случайных людей нет», — сказал он.

Что касается PR-поддержки, то у фильма есть официальный сайт, а также группы во всех соцсетях. Возможность показа по телевизору, по словам Рашитова, пока обсуждается. Однако уже понятно, что фильм обязательно покажут по ТНВ: Галиев отметил, что команда была «на неком аутсорсинге со стороны ТНВ».

«Вы понимаете, что силами ТНВ… Невозможно тех людей, которые заняты на телевизионном производстве, оттуда забрать. Там специфика другая. Те люди, которые работали над этим проектом, они профессионалы кино.  Титры будут, трансляция пройдет с субтитрами и дубляж будет. Фильм будет на татарском языке. Дубляж будут делать сами актеры», — подытожил Галиев.

Lentainform

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ