Ринат Билалов. О наших туристах

Ринат Билалов. О наших туристах
Мнение

8 июля 2017, 16:12
Ринат Билалов
Частное мнение высказывает журналист Ринат Билалов.

Возвращаясь недавно из отпуска, в аэропорту Анталии наблюдал забавную сцену. В очереди у стойки регистрации рейса на Киев пара средних лет судорожно перекладывает вещи из чемодана в ручную кладь. Для того, чтобы вес багажа не превысил 20 кг, разрешенные к бесплатному провозу. Из недр чемодана среди прочих вещей появилось несколько больших полотенец с символикой отеля одной известной турецкой сети.

Все-таки наш турист неисправим. Много лет назад, когда мы впервые отправились на средиземноморское побережье Турции, жизнь свела меня с персонажем, которого все вы знаете. В наш автобус в аэропорту загрузилась семья, хорошо подготовившаяся к отдыху еще на борту самолета.

Глава семьи, здоровенный мужик лет сорока, с красным лицом и огромными ручищами, держался из последних сил, его супруга и теща полегли, по ним ползали двое орущих детей.В конце концов, мы остались с ними в автобусе одни. Мужик с бутылкой виски из дьюти-фри направился ко мне и тоном, не терпящим возражений, предложил выпить. Я отказался, мой новый знакомый изрек фразу: «Что, не нравится?! Ну терпите, раз с нами летите». (С тех пор я считаю эти слова девизом нашего отечественного туриста). Сделав паузу, спросил: «А как думаешь, кем я работаю?». Исходя из его внешности, я выдвинул предположение, что он сотрудник какой-то силовой структуры. Например, спецназовец. «Нет! Я пластический хирург!» - ответил турист. - Если надо будет пластику сделать, приезжайте ко мне в Смоленск!»

С тех пор я встречаю этого хирурга в разных странах, он стал моим постоянным спутником. В Эмиратах, в Шардже, на пляж тихого семейного отеля вдруг врывается компания молодых россиян. Они только что заехали в номера, мчатся, на ходу скидывая с себя одежду, громко кричат: "Виталик!!! Девчонки!!! А-а-а!!!" Один начинает с другого срывать плавательные шорты, вся компания гогочет.

Пакистанцы, смотрящие за порядком на пляже, растерялись, не знают, что делать. Видимо, насчет таких гостей их не инструктировали. Туристы бегут к детскому бассейну, катаются с детской горки. Арабские мамаши в черных абайях в панике эвакуируют своих детей из бассейна. На следующий день вся компания болеет, сидят на пляже с хмурыми лицами. В Шардже сухой закон.

В Италии наш смоленский хирург перевоплощается в интеллигентную казанскую туристку, которая с гордостью рассказывает, как после закрытия платного пляжа вечером она и ее подруги пролезают на берег через какую-то дыру в заборе с бутылками вина. Появляется полицейский вертолет, светит на них прожектором, через громкоговоритель призывает покинуть пляж. Наши туристы показывают ему средний палец. «Мы же из России!» - гордится наша интеллигентная землячка.

В фешенебельном отеле в Анталии смоленский хирург снова совершает реинкарнацию, становится крупной дамой постбальзаковского возраста. Она стоит в парео и шляпе у ресепшна, стучит кулаком по стойке и громко спрашивает: «Какого черта здесь никто не говорит на русском?!»

В Мармарисе наш хирург сделался молодой россиянкой, которую только что помыли в хамаме. Но она требует сделать ей еще и маску на лицо. Турки объясняют ей, что это не входит в стоимость и надо бы доплатить. «Эй, ты! Маску мне, быстро!» - не хочет ничего слушать туристка. Турки пугаются. Пытаются шутить, чтобы разрядить обстановку, мажут ей кончик носа и говорят, что готовы сделать скидку аж в половину цены. «Маску! Бегом, я сказала!». Весь хамам вздрагивает от децибел.

В автобусе, собирающем туристов на ночной рейс в Казань, снова наш смоленский друг. На этот раз он в лице компании девушек, которые сидят с бутылками с бутылками пива и громко поют «А кто-то с горочки спустился». Два часа ночи, в автобусе спят дети. Но никакие увещевания не помогают, едем с песнями.

Со временем мы научились минимизировать встречи с хирургом из Смоленска. Или воспринимать его как часть развлекательной программы, наряду с аниматорами. Но вопрос о том, почему у наших людей, вполне адекватных дома, при пересечении границы происходит сбой программы, остается не раскрытым.

Россияне свободно ездят по миру уже чуть ли не 30 лет, но часть из них все еще воспринимает свой отпуск в других странах как вылазку в тыл предполагаемого противника. Основываясь на этой доктрине, наш турист уверен: находясь по ту линию фронта, надо не давать спуску врагам, и по возможности наносить им материальный и моральный ущерб. Ну и стресс снять – само собой, кругом же засада и, честно говоря, вся агрессия – она от страха. Но ничего, переживут. Ведь сами же сказали, что все включено.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter