Озеро Кабан – одно из самых известных мест Казани. В наши дни набережная озера является местом прогулок и отдыха горожан, а еще в начале ХХ века здесь была распространена иная забава – в зимнее время на льду в кулачном бою сходились жители Старо – Татарской и Суконной слобод. Inkazan расскажет о деталях этого старинного увеселения рабочего народа со слов современников и специалистов.

INKAZAN
Кулачные бои издревле были распространенной народной забавой, сопровождавшей многие праздники и гуляния. Первые упоминания о таких поединках были сделаны летописцем Нестором в 1048 году:
«Себо не погански ли живемъ… нравы всяческими льстими, превабляеми отъ Бога, трубами и скоморохи, и гусльми, и русальи; видимъ бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати другъ друга позоры деюще отбеса замышленаго дела».

Сохранились сведения о том, что выдающимся бойцом своего времени был казанский царевич Худай-Кул, брат хана Алегама. Великий князь Василий III Иванович в одном из сражений пленил Худай-Кула, который позднее решил присягнуть в верности новому сюзерену. Подобная практика была абсолютно нормальным явлением для средневековья. 21 декабря 1505 г царевич Куйдукул принял крещение и был наречен Петром.
Спустя неделю после таинства, на Святках, в знак особой милости, а также строя далеко идущие политические планы, великий князь Василий выдал за Петра свою родную сестру, княжну Евдокию. На зимних праздниках новобрачный царевич Пётр «тешился борьбой» с московскими атлетами, в которой показал большое искусство. Используя особые захваты и приемы, Петр умел валить назем противников одной рукой.
Василий III Иванович
Крещение Худай-Кула, Лицевой летописный свод
Свадьба Худай-Кула и княжны Евдокии, Лицевой летописный свод
Кулачные бои обычно проводились по праздникам, а разгул боёв начинался во время Масленицы. По количеству участников они делились на: «улица на улицу», «деревня на деревню», «слобода на слободу». Летом бой проходил на площадях, зимой — на замёрзших реках и озёрах. В боях участвовал и простой народ, и торговцы. Находились любители померяться силой и среди дворянского сословия. Традиция кулачных боев сохранилась в России вплоть до начала ХХ века.
В Казани главным местом проведения боев было озеро Кабан

"Бои эти доходили иногда до ожесточения"
В 1806 году Русский писатель и общественный деятель Сергей Тимофеевич Аксаков, будучи одним из первых студентов только что созданного Казанского Университета, стал свидетелем кулачных боев на озере Кабан. Студенческими воспоминаниями Аксаков делится в книге «Ловля бабочек».
«В эту самую минуту я только что воротился в университет с кулачного боя, который видел первый раз в моей жизни. Это было в январе или феврале 1806 года. Я сам в свою очередь горячо рассказывал товарищам о виденном мною и пропустил мимо ушей слова Тимьянского.

Тогда в Казани происходили по зимам, на льду, большого озера Кабана, знаменитые кулачные бои между татарскими слободами и русскими суконными слободами, состоявшими из крепостных крестьян помещика Осокина; и татарские и русские слободы были поселены по противоположным берегам озера Кабана.

[Татарские и суконные слободы существуют и поныне, но крепостные крестьяне уже откупились и записались в мещане.] Бои эти доходили иногда до ожесточения, и, конечно, к обыкновенной горячности бойцов примешивалось чувство национальности. Бой, который видел я, происходил, однако, в должных границах и по правилам, которые нарушались только тогда, когда случалось одолевать татарам. Бойцы, выстроившись в две стены, одна против другой, на порядочном расстоянии, долго стояли в бездействии, и только одни мальчишки выскакивали с обеих сторон на нейтральную середину и бились между собою, подстрекаемые насмешками или похвалами взрослых; наконец, вышел вперед известный боец Абдулка, и сейчас явился перед ним также известный боец Никита; татарин полетел с ног и вместо него вырос другой. Между тем в нескольких местах начали биться попарно разные бойцы. Удача была сначала равная: падали татары, падали и русские. Вставая, кто держался за бок, кто за скулу, а иных и уносили. Вдруг с страшным криком татары бросились стеной на стену -- и завязалась ужасная, вполне рукопашная драка; но татары держались недолго, скоро попятили их назад, и они побежали. Русские преследовали их до берегов Кабана и с торжеством воротились.»

"Дрались отчаянно, не щадя ни себя, ни врага"
В Конце XIX-го века очевидцем и участником сражений на льду озера был и всемирно известный оперный певец Федор Шаляпин. Об этом он рассказал в своей книге «Страницы из моей жизни».

«Прекрасно на Кабане летом, но еще лучше зимою, когда мы катались на коньках по синему льду и когда по праздникам разыгрывались кулачные бои – забава тоже, говорят, нехорошая. Сходились с одной стороны мы, казанская русь, с другой – добродушные татары.

Начинали бой маленькие. Бывало, мчишься на коньках, вдруг, откуда ни возьмись, вылетает ловкий татарчонок: хлысь тебя по физиономии и с гиком мчится прочь. А ты прикладываешь снег к разбитому носу и беззлобно соображаешь:

– Погоди, кожаное рыло, я те покажу!

И, в свою очередь, колотишь зазевавшегося татарчонка.

Эти веселые кавалерийские схватки на коньках и один на один, постепенно развиваясь, втягивали в бой все больше сил русских и татарских. Коньки сбрасывались с ног, их отдавали под охрану кого-нибудь из товарищей и шли биться массой, в пешем строю. Постепенно вступали в бой подростки. За ними шло юношество, и, наконец, в разгаре боя, являлись солидные мужи в возрасте сорока лет и выше. Дрались отчаянно, не щадя ни себя, ни врага. Но и в горячке яростной битвы никогда не нарушали искони установленных правил: лежачего не бить, присевшего на корточки тоже, ногами не драться, тяжестей в рукавицы не прятать. А кого уличали в том, что он спрятал в рукавице пятак, ружейную пулю или кусок железа, того единодушно били и свои и чужие.»

Казанский историк Леонид Девятых в своих публикациях рассказывает, что в конце 60 - начале 70-х годов XIX столетия организатором кулачных боев выступал известный в Казани боец Ибрагим Юнусов. Он был сыном головы татарской ратуши Габайдуллы Юнусова, почетного гражданина, кожевенного заводчика и первой гильдии купца. Ибрагим являлся коммерции советником - к людям этого звания надлежало обращаться «Ваше благородие»; кавалером двух золотых медалей «за коммерческие успехи»; почетным гражданином, каковые привилегии были схожи с дворянскими правами; первой гильдии купцом (выше не бывает); кожевенным, мыло- и пивоваренным заводчиком и крупнейшим в Казани домовладельцем. Одна из площадей в Старо-Татарской слободе и сейчас зовется Юнусовой.

Страстью Юнусова были кулачные бои. По некоторым сведениям, он даже нанял иностранного тренера по боксу, который давал ему уроки. Помимо всего прочего, купец был известен своим умением добывать для бойцов Старо-татарской слободы именитых наемных бойцов. Когда противники побеждали, эти «записные» бойцы выходили на поле боя и могли изменить исход схватки.

Благодаря Юнусову кулачные бои 1870 года достигли необычайных масштабов. «Казанский биржевой листок» №13 от 14 февраля 1871 года писал, что «с Кабана, где прежде проходили так называемые бои русских с татарами (а в прошлом году было настоящее Мамаево побоище), кончившиеся неблагополучно для многих, в нынешнюю Масленицу во избежание подобных случаев были переведены на Арское поле».


О Старо-Татарской слободе татарский ученый и просветитель Каюм Насыйри сообщал следующее: «первоначальная слобода представляла собой улицу вдоль берега озера Кабан, отделявшуюся от города рогатками и посадскими стенами». Первое упоминание о слободе в официальных источниках приводится в Писцовой книге 1565-1568 годов. В то время здесь насчитывалось уже 150 дворов. Татарская слобода в то время - это сеть нескольких тупикообразных улиц, главная начинала свой путь у кладбища и заканчивалась у деревни Плетени (район улицы Сайдашева).

Суконная слобода образовалась значительно позже, после постройки по указу царя Петра I в Казани суконной мануфактуры. Крепостные крестьяне, прикрепленные к производству, селились рядом с мануфактурой, образовав крупный казанский пригород.
В своих воспоминаниях Федор Шаляпин отдельно выделяет так называемых «силачей» - героев кулачных боев, отличавшихся особенной силой и умением биться.

"Для нас, мальчишек, в этих побоищах главным их интересом являлись «силачи». С русской стороны «силачами» являлись двое банщиков: Меркулов и Жуковский – почтенные, уже старые люди, затем Сироткин и Пикулин, в доме которого в Суконной я жил. Это был человек огромного роста, широкоплечий, рыжеватый и кудрявый, с остренькой бородкой и ясными глазами ребенка. У него была голубиная охота, которой он страстно увлекался. Я помогал ему «гонять голубей», влезал вместе с ним на крышу; сняв штаны, надевал их на кол и «пугал» «крышатников», ожиревших и ленивых голубей, которые не хотели летать.

Разумеется, стоять на крыше без штанов, яростно размахивая ими и оглушительно свистя, – тоже нехорошо, и теперь я не сделаю этого, ни за что. Но голубей все-таки погонял бы! У Пикулина были такие огромные руки с кистями лопатой, что когда я передавал ему голубя, мне казалось, что он и меня схватит вместе с белой птицей.

Я относился к нему благоговейно, как ко всем «силачам», даже и татарской стороны: Сагатуллину, Багитову. Когда я видел, как эти люди, почему-то все добрые и ласковые, сбивают с ног могучими ударами русских и татарских бойцов, мне вспоминались сказки: Бова, Еруслан Лазаревич, и скудная красотою и силой жизнь становилась сказочной.

О «силачах» создавались легенды, которые еще более усиливали ребячье преклонение пред ними. Так, о Меркулове говорилось, что ему сам губернатор запретил драться и даже велел положить на обе реки его несмываемые клейма: «Запрещается участвовать в кулачных боях». Но однажды татары стали одолевать русских и погнали их до моста через Булак, канал, соединяющий Кабан-озеро с рекою Казанкой. Все «силачи» русские были побиты, утомлены и решили позвать на помощь Меркулова. Так как полиция следила за ним, его привезли на озеро спрятанным в бочке – будто бы водовоз приехал по воду. «Силач» легко поместился в бочке. Он был небольшого роста, с кривыми, как у портного, ногами. Вылез он из бочки, и все – татары, русские – узнали его: одни со страхом, другие с радостью.

– Меркулов!

Татар сразу погнали в их слободу, через мост. В пылу боя бойцы той и другой стороны срывались с моста в Булак, по дну которого и зимою текла, не замерзая, грязная горячая вода из бань, стоявших по берегам его. Перейдя на свою сторону, татары собрались с силами, и бой продолжался на улицах слободы до поры, пока не явилась пожарная команда и не стала поливать бойцов водою.

На другой день я ходил смотреть место боя. Разгром был велик: поломали перила моста, разбили все торговые ларьки. Это было, кажется, в 1886 году.

С той поры бои на Кабане стали запрещать. По праздникам на озеро являлись городовые и разгоняли зачинщиков мальчишек «селедками»".

Крупномасштабные кулачные бои прекратили свое существование в первые десятилетия двадцатого века. Однако, перестав быть частью народных забав, кулачные бои продолжили свое существование в виде значительно менее масштабных драк между молодежью с разных улиц, деревень или районов.Подобные потасовки окончательно вышли за рамки закона и наказывались государством.
В наши дни кулачные бои "стенка на стенку" все более приобретают популярность как элемент шоу на массовых традиционных праздниках. Кроме того, массовые кулачные бои популярны у представителей отдельных субкультур, например, футбольных фанатов.
Made on
Tilda