Какой была организованная преступность задолго до «казанского феномена»?
В конце 1970-х — начале 1980-х годов в СМИ появилось такое понятие как «казанский феномен». Оно обозначало широкое распространение организованных молодежных банд, занимавшихся разбоем и грабежом. Однако, любители легкой наживы объединялись в банды еще задолго до возникновения «казанского феномена». Inkazan расскажет о том, каким был мир организованной преступности на территории современного Татарстана в разные столетия.
INKAZAN
Ой, ты, гой еси, Илья Муромец!
Пряма дорожка не проста стоит:
Заросла дорога лесами Брынскими,
Протекла тут речка Смородина;
Еще на дороге Соловейко-разбойничек
Сидит на тридевяти дубах,
сидит тридцать лит,
Ни конному, ни пешему пропуска нет…
Многим известны былины и сказки о Илье Муромце и его враге Соловье – разбойнике. Впервые легенда о Соловье найдена П. И. Мельниковым в одном из рукописных сборников XVII века и опубликована в «Нижегородских губернских ведомостях» в 1845 и 1847 годах.
русский писатель-реалист, публицист, этнограф-беллетрист
Павел Иванович Мельников-Печерский
«Оно [предание] живет доселе в памяти народной и найдено нами лет двадцать тому назад (1867) в одном рукописном сборнике XVII столетия. Во времена стародавние, где теперь стоит Нижний Новгород, жил знатный, сильный мордвин, по имени Скворец. Он был друг и товарищ другому, такому же знатному, такому же сильному мордвину — Соловью, тому самому, что связан был Ильей Муромцем», - так писал исследователь в своих очерках.

Немудрено, что, согласно этой версии, самый легендарный разбойник ведет свои корни из Поволжья. Издревле волжские берега привлекали маргиналов и «лихих людей» из разных краев, ведь именно здесь проходил один из крупнейших речных торговых путей. Одними из первых весомых организованных преступных объединений стали отряды новгородских ушкуйников, совершавших частые набеги на города Золотой Орды, а позднее и Казанского ханства.
Ушкуйники представляли из себя речных пиратов, грабивших купеческие речные караваны и приречные торговые города. Ушкуничество зародилось в Великом Новгороде. Новгородские обычаи того времени требовали от человека принадлежности к какой-либо общине для реализации его гражданских прав. Однако постоянная политическая борьба между правящими группами, соперничество общин и большое число вольностей новгородского демократического общества порождало целую прослойку маргинального населения, которая не могла найти себе места в такой системе. Отщепенцы и авантюристы, отвергнутые обществом, промышляли кражами, воровством и разбоем. Правящая верхушка Новгорода решила найти применение возрастающей силе, которую представляли из себя неприкаянные новгородцы. Снабжая лихих молодцев снаряжением и провизией, новгородское правительство отправляло их на расширение границ княжества, а также для расправы с конкурентами и беспокойными соседями.
По одной из версий, появление ушкуйников относят к XI в. В 1088 г. булгары камские, как сообщает летопись, взяли Муром. Историк Василий Татищев, живший в ХVIII веке на основании бывших у него списков сделал заключение заключение, что булгары мстили русским за разбои по Оке и Волге, вредившие булгарской торговле.
Ушкуй - легкое парусно-гребное судно
Ушкуй — используемое на Руси парусно-гребное судно XI—XV вв. По одной версии, название связано с рекой Оскуй — правым притоком Волхова у Новгорода, где новгородцы строили лодки называемые ими «оскуй», или «ушкуй». Изготавливались в двух вариантах: для сплава по реке и для моря. Длина ушкуя составляла 12-14 метров, ширина 2,5 метра. Высота борта около 1 метра и осадка до 60 см. Вместимость до 30 человек. В морском варианте использовался косой парус и по обоим концам корпуса судна делались трюмы. Речной ушкуй имел прямой парус и полностью открытую палубу без трюмов. В обоих вариантах вместо руля использовалось кормовое весло.

В 1360 году ушкуйники, проплыв вниз по Волге, совершили свои первые набеги на ордынский город Жукотин (недалеко от современного Чистополя) на р. Каме и перебили татар. Это деяние встретило всяческое одобрение Святого Дионисия Суздальского, который всю жизнь проповедовал поход «на нечестивых агарян». Хан Хызр потребовал от Дмитрия Суздальского, как великого князя, поимки и выдачи этих ушкуйников. По решению князей суздальского, нижегородского и костромского в Костроме бояре подпоили вернувшихся из похода ушкуйников, связали их и переслали в Орду. Взятые на Руси пленные проданы в Орде.

Кисте́нь — гибко-суставчатое холодное оружие ударно-раздробляющего действия. Представляет собой ударный груз (костяную, металлическую или каменную гирю — било), соединённый подвесом (цепью, ремнём или крепкой верёвкой), с деревянной рукоятью — кистенищем.
Благодоря своей дешевизне и простоте изготовления, кистень был излюбленным оружием бедных слоев населения на территории Европы и Азии с Х по ХVII века. Особую популярность кистень имел и среди разбойников.
Нередко ушкуйниками становились и выходцы из купеческого сословия. В 1366 году новгородские бояре Осип Варфоломеевич, Василий Фёдорович и Александр Абакунович громили караваны между Нижним Новгородом и Казанью. Хан Золотой Орды обратился с приказом к своему подданному московскому князю Дмитрию Ивановичу, которого в будущем назовут Донским. Дмитрий отправил грозную грамоту в Новгород, на что новгородские бояре ответили: «Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов) твоих не грабили, били только басурман».

В течение нескольких последующих десятилетий ушкуйники совершили множество крупных военных походов, среди которых были разграбление города Болгар и столицы Золотой Орды – города Сарая.

В последующие столетия с упадком влияния Новгорода и укреплением Москвы, новгородское ушкуйничество перестает существовать как явление.

Распад Золотой Орды, запустение былых кочевий создали на обширном лесостепном пространстве межграничья между Московским государством и отдельными ханствами (Крымским, Казанским, Астраханским, Ногайской ордой) широкую, в сотни километров, полосу ничейной земли, на которую не простиралась власть ни московских воевод и приказных людей, ни многочисленных татарских ханов и их мурз. В этих относительно безопасных районах скапливались «беспокойные» люди, уходившие от феодального гнета, излишней государственной регламентации. Московские власти, отвечая на упрек хана Ногайской орды в набегах, писали следующее: « ...на поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы, крымцы, и иные баловни казаков, а и наших украин казаки, с ними, смешавшись, ходят». Позднее выходцы из славянских княжеств стали составлять все большую часть в казачьих отрядах, а казачий быт все четче обретал индивидуальные культурные признаки.
Уже в XVII в. казачество резко разделилось на две группы. Первая - вольные казаки, вторая - служилые, ставшие одной из традиционных групп служилого военного населения "по прибору". По свидетельству француза Жака Маржерета, число служилых казаков по всей стране составляло от пяти до шести тысяч человек, в то время как "настоящих" на Волге, Дону и Днепре насчитывалось никак не менее восьмидесяти тысяч.
На территории современного Татарстана существовало немело разбойничьих лагерей, однако одним из самых известных является лагерь вблизи горы Соколки, недалеко от Верхнего Услона. В XVI веке с этой горы волжские разбойники высматривали торговые суда. Гора расположена на изгибе Волги, что позволяло разбойникам нападать внезапно. А при повороте течение всегда прибивало судно к берегу, по-этому захватить его можно было легко. На своих челнах они подплывали к нему с криком: "Сарынь, на кичку!".
Волга была важнейшей торговой артерией, и государство предпринимало активные действия по борьбе с «воровскими казаками», среди которых был и знаменитый Ермак Тимофеевич со своей ватагой. В итоге волжские казаки дали начало двум ветвям - исетскому и яицкому казачеству.
В своих набегах на торговые караваны "разбойные казаки" были полными приемниками новгородских ушкуйников. Атаки разбойников были стремительными и хорошо спланированными. Для нападения на караван выбирались изгибы реки, дабы обеспечить внезапность атаки.Боевой клич "Сарынь на кичку!" по мнению исследователей имеет несколько вариантов происхождения. По одной из самых популярных версий, клич являлся приказом сложить оружие. На разбойничьем жаргоне «сарынь» означает «чернь, бурлаки», а «кичкой» называли возвышенную часть на носу судна. Таким образом, бандиты призывали их отойти в сторону от купцов и не сопротивляться. И если бурлаки исполняли приказ, то им сохраняли жизнь.
Захват купеческого каравана, отрывок из художественного фильма "Ермак"
Борьба с разбоями стала одной из главных насущных проблем правительства с начала XVIII века. В лучших традициях того времени был выбран самый простой способ борьбы с «воровскими казаками». Был создан Волжский казачий отряд, численность которого стала постоянно расти. В 1734 году волжские казаки получили собственного атамана, бунчук, два знамени, провиант и казенное содержание. Несмотря на то, что казаки старались пресечь разбойные нападения, они по-прежнему продолжались. В результате в 1797 году в Казани правительство приступило к постройке девяти легких гребных судов с пушками и фальконетами. Три судна должны были патрулировать район между Астраханью и Царицыном, три от Царицына до Казани и три от Казани до Нижнего Новгорода.
"В Казани разбойники отдали протопопу Стефану Афонасьеву парчу с трех риз, за то, что сутки с его женой в бане блудили."
В сентябре 1765 года в Правительствующий Сенат было передано донесение симбирского премьер-майора Петра Ивановича Турчанинова, в котором он описывал положение дел, связанное с деятельностью на Волге разбойников. В частности, он сообщал, что 25 апреля 1763 года крестьяне села Надейское Усолье Кузьма Гаврилович Яхонтов, Иван Михайлович Пономарев и другие схватили за Волгой у города Ставрополя на хуторе Моисея Богданова шесть разбойников. Вместе с ними был захвачен целый арсенал оружия: 51 ружье, 10,5 пуда пороха, 20 перевезей, 12 палашей, 10 портупей, 31 штык, 20 лядунок (пороховниц), 10 денежных льяков, 8 опок, 6 чеканов. Поскольку налицо были преступные намерения арестованных, их всех доставили к Турчанинову для допроса.

Под пыткой преступники выдали свои имена и прошлые деяния. Первый оказался Илья Ионин по прозвищу Чока, второй — Ульян Нефедьев по прозвищу Метла, третий — Силатей Исаев по прозвищу Игла, четвертый — Влас Антонов по прозвищу Кочерга, пятый — Волотка Антонов по прозвищу Погода и шестой — Пронка Акинфиев по прозвищу Сусла. Эта компания была в 1739 году отдана в рекруты из села Сары Саранского уезда. Служба у них, видимо, не заладилась, и они все вместе сбежали и пришли в село Усолье. Чтобы сделать себе паспорта, они заявили местному старосте Моисею Богданову, что являются мастеровыми людьми. Богданов отправил их к себе на хутор, где эта ватага и обитала все это время. Летом они занимались тем, что грабили и топили на Волге проплывавшие торговые корабли, убивали людей, грабили церкви. Зимой они сидели на хуторе Богданова и из награбленной церковной утвари делали фальшивые монеты, которые затем сбывали через Богданова. Все награбленные вещи разбойники так же передавали Богданову, который за это выписал им новые паспорта.

Кроме продажи награбленного, разбойники не были чужды и обычных плотских утех, причем находили их в самых неожиданных местах. В Казани разбойники отдали протопопу Стефану Афонасьеву парчу с трех риз, за то, что сутки с его женой в бане блудили. В городе Шандчурине разбойники отдали попу Степану Иванову и брату его Демиду парчу с шести риз, а за то, что Степан позволил с его женой блудить в бане сутки, дали 10 золотых пуговиц с риз.

Уже к концу XVII, началу XVIII века в России складывается своеобразная корпорация бродяг. В XIX веке эти нищие, промышлявшие мелким воровством и попрошайничеством, представляют собой довольно многочисленную группу преступников. Именно они и стали основателями существующего до сегодняшних дней "ордена" воров (изначально милицейский термин – "воры в законе"). Кроме воров к началу XX века хорошо отлаженной организацией преступного промысла отличаются банды конокрадов (разведка, кража, перековка и перекраска лошадей, перегон, сбыт), мошенников (лже-страховые агенты, лже-кредиторы, лже-банкроты и т.д.), картёжных шулеров, фальшивомонетчиков.
В конце XIX – начале XX века были заложены основы того, что позже стало "воровским законом". Складывается криминальная иерархия.
Иваны, родства не помнящие
Из преступного мира выделяются бродяги-попрошайки – Иваны, родства не помнящие. Название этой категории имеет тройную "нагрузку". Во-первых, название "родства не помнящие" стигматизирует данную группу как маргиналов, "изгоев". Во-вторых, разрыв с семьей, обществом становится критерием, по которому определяется принадлежность к клану (братству, корпорации) преступников. В-третьих, когда преступники попадали в руки полиции (позднее – милиции) их "классическим" ответом на вопросы об анкетных данных становится "не помню". Эта категория преступников выполняла своего рода, идеологическую функцию. Считалось, что настоящий преступник может вести только такой – кочевой образ жизни, без дома, без семьи, не сотрудничая с государством и ни в коем случае не работая. Бродяги никогда не были самыми преуспевающими преступниками, однако, всегда пользовались уважением "коллег", а слово "бродяга" имеет дополнительное значение – друг, приятель. Авторитетные воры назывались "Иванами".
"Мокрушники"
Группа преступников, занимавшаяся грабежами, убийствами была наименее уважаема в преступном мире.
Вообще, необходимо отметить, что жизнь человека всегда считалась даром божьим, и совершить убийство разрешалось только в самом крайнем случае (защита близких или своей жизни, достоинства).
"Щипачи", "медвежатники" и "шниферы"
Самой многочисленной была группа профессиональных воров. Всего насчитывалось около 30 специальностей. Наиболее высоко в иерархии стояли воры, чьё ремесло было связано с "техническими навыками". Древнейшая воровская специальность – карманник. Одних только специализаций карманников (по месту совершения краж: транспорт, улица, базар; по предпочитаемым карманам: боковой, внутренний, задний) насчитывалось десятки. Воры-карманники, совершавшие "гастроли" за рубеж ("марвихеры") считались элитой этой специальности. Высоким статусом в преступном мире обладали "медвежатники" и "шниферы" – взломщики (первые взламывали или взрывали, вторые подбирали коды и ключи).
История преступного мира тесно связана с историей государства. Преступные сообщества всегда шли в ногу со временем, их структура четко отражала суть времени. Люди, сознательно преступающие закон, умело подстраивались под наиболее выгодные формы этого занятия: от лихих налетов на ушкуях до незаметных краж и взлома сложнейших замков.
С развитием информационных технологий преступность приобретает все новые новые формы, однако разбои и грабежи происходят не реже хакерских атак и взлома электронных счетов.
Использованы материалы: rg.ru, ru.wikipedia.org, military.wikireading.ru, Отрывок из воспоминаний А. И. Ильинского "За полстолетия", В.Весновский. «Камская вольница»
Made on
Tilda
Site logo menu
0Hr8yMOjKTDJ