inkazan
Пробы черного золота:
кто проверяет нефть Татарстана?
Татарстан — нефтедобывающая республика. Местное «черное золото» поставляют как в другие регионы, так и за рубеж. Кто и как проверяет нефть в Татарстане, работали ли лаборатории в кризис и как удалось его пережить — в материале Inkazan.
Компания НПФ «ЭКРОС ИНЖИНИРИНГ» работает на рынке лабораторного оборудования с 2012 года. Ее клиентами являются крупнейшие нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия Татарстана и России. Среди них — структуры «Татнефти», нефтеперерабатывающий завод «Танеко», предприятия группы ТАИФ, «Газпромнефть» и малые нефтяные компании.
На каждом предприятии, которое производит и добывает тот или иной продукт, есть понятие «контроль качества». Теоретически можно поставлять на рынок продукцию, не прошедшую контроль качества, но это чревато. Поэтому крупные предприятия оснащают у себя лаборатории и аккредитовывают их в госорганах
Айрат Шаймарданов, директор «ЭКРОС ИНЖИНИРИНГ»
Компания Шаймарданова поставляет специальное оборудование для лабораторий, обеспечивает гарантийное и сервисное обслуживание и обучает сотрудников заказчика. При контроле качества продукцию сравнивают с «эталоном» и фиксируют результат — это помогает разрешать спорные ситуации, в том числе в суде. В России все оценивается по ГОСТу, за рубежом — по международным стандартам.
У нас в Татарстане нефть высокосернистая, для того, чтобы качество получаемых из нефти продуктов было хорошим — нефтяники научились эту серу при производстве уменьшать, а как проверить, качественная нефть или нет? Для этого существуют приборы
Айрат Шаймарданов, директор «ЭКРОС ИНЖИНИРИНГ»
Не обходится без инцидентов: в 2019 году в районе Самары в трубопроводе обнаружили хлорорганику, что вызвало международный скандал.

«Транснефть» не могла поставлять нефть за границу, возбудили уголовное дело. Представители компании заявляли, что вброс хлорорганических соединений произошел через частный узел учета. Шаймарданов заявил, что его компания участвовала в разрешении ситуации — поставляла и круглосуточно обслуживала приборы, чтобы со стороны компаний из Татарстана не было таких нарушений.

По словам бизнесмена, заводской срок службы лабораторных приборов в среднем не превышает восьми лет, поэтому поставленное в 2012 году оборудования — тогда его компания только вышла на рынок — нужно менять. Появляются и новые заказчики, с которыми фирма еще не работала. Шаймарданов заявил, что покупатели оборудования создают на рынке здоровую конкуренцию.
«Но у нас своя ниша, и сейчас мы являемся лидерами и авторизованным сервисным центром на эксклюзивном уровне нескольких предприятий, производящих лабораторное оборудование», — сказал бизнесмен. 2020 год стал непростым для нефтяной отрасли. Впервые с 2016 года цена на нефть упала ниже $ 30, свою лепту внес коронавирус. Компания поставляла сложное, дорогое оборудование и не смогла исполнить контракт до конца.
Мы привезли приборы, но не могли произвести пуско-наладку, потому что не пускали наших сервисных инженеров на объект из-за эпидемиологических ограничений. А у нас оплата идет только после окончания всех работ. Плюс возникли курсовые скачки, произошло изменение цен, и некоторые контракты были даже в убыток. В такой ситуации оказались многие поставщики
Айрат Шаймарданов, директор «ЭКРОС ИНЖИНИРИНГ»
В России на рынке нефтяного лабораторного оборудования все заказчики работают без предоплаты: деньги поступают только после окончания всех работ, в лучшем случае через три месяца. Поэтому компании потребовались оборотные средства. Она обратилась в один из крупных московских банков, клиентом которого являлась, но одобренная им сумма была незначительной.
Начали смотреть варианты, обратились в «Банк Казани», там уже более индивидуально подошли к нашему вопросу, в течение двух недель рассмотрели нашу заявку и одобрили кредитную линию
Айрат Шаймарданов, директор «ЭКРОС ИНЖИНИРИНГ»
По его словам, это стало очень важным обстоятельством на таком узком и специфическом рынке, где заказчиком являются крупнейшие компании, а неисполнение контракта портят отношения сторон.

Учитывая, что коронавирус не был признан форс-мажором, исполнение договорных обязательств никто не отменял. «Плюс, из-за коронавируса некоторые поставщики не смогли этот удар выдержать и на рынке образовались пустоты, которые мы сейчас занимаем благодаря своевременной поддержке банка», — говорит он.
Лицензия Банка России №708 от 27.05.2016г, ООО КБЭР «Банк Казани».