Петр I - последний царь всея Руси и первый Император Всероссийский. Являясь противоречивой фигурой в русской истории, Петр, несомненно, являлся неординарным правителем. Ему принадлежит заслуга в глобальной модернизации флота и армии, проведении административных и денежных реформ, открытии первого музея и начала издания первой русской газеты. Император лично посещал Казань, жители которой, волей-неволей, сыграли значительную роль в масштабных деяниях своевольного правителя. Inkazan расскажет о подробностях императорского визита в Казань.
INKAZAN
«Здесь будет город заложен»
Строительство Петербурга
Одним из первых значимых приказов Петра I, коснувшихся Казани, был приказ об отправке пяти тысяч татарс­ких мужчин на строительство Санкт-Петербурга. Строители отправлялись на возведение северной столицы по принуждению, под конвоем. Эта участь постигла не только жителей столицы но всех татар, живущих в крае. Десятки тысяч людей пытались избежать незавидной участи, убежав в башкирские степи. К 1716 году из 47 тысяч крестьянских дворов пус­товало примерно 20 тысяч. Но­вая столица, выросшая на боло­те стоила нескольких сот ты­сяч жизней.

В этот период был нанесен удар по земельным владениям та­тар. До 1715 года в крае насчи­тывалось около двух тысяч та­тарских помещиков. Вскоре, в 1713 и 1715 годах, были изда­ны жестокие указы о "крещении иноверцев". В первом из них та­тарские мурзы, имеющие креще­ных крестьян, обязывались при­нять христианство в течение по­лугода. Во втором был приказ отбирать у некрещеных помещи­ков крещеных крестьян вместе с полагающимися им лугами и па­хотной землей. Это была програм­ма уничтожения национального дворянства и насильственного обучения русскому языку всех татар. Именно в это время татар­ские помещики в своем большин­стве остались без рабочих рук: ведь крепостные были переведе­ны в разряд государственных крестьян, а холопы приравнены к крепостным.
Промышленный бум в Казани
Петровским указом 1718 года было положено нача­ло такому крупному предприятию, как Казанское адмиралтейство. Оно предназначалось для строи­тельства, ремонта и длительного хранения морских и речных су­дов. Здесь строились бомбардирские суда, фрегаты, бригантины, галиоты и легкие гребные суда для Балтийского и Каспийского флотов.

Выбор места для Ад­миралтейства не был случайным. Казанский край в те времена был богат "корабельными" леса­ми – дубовыми и сосновыми ро­щами. Лес для строительства судов заготавливали не только под Казанью, но и за десятки верст от нее, а затем по рекам доставляли в Адмиралтейство. Это был огромный, каторжный труд. Его возложили на государ­ственных крестьян, преимуще­ственно нерусских, значитель­ная часть которых была припи­сана к Адмиралтейству.

У Петра была абсо­лютная убежденность в том, что промышленностью он может уп­равлять точно так же, как и ар­мией, – с помощью приказов и жестоких наказаний. Царь пи­сал казанскому губернатору: "Пробы казанских сукон мы ви­дели, которые гораздо плохи, а паче окрашены зело худа, того для старайся дабы тое фабрику в лутчее состоянии приветси, и для того их мастеров со всем за­водом, которых ведает Афанасей Грузинцов, возми в свое веде­ние".

Лашманы - лесорубы
С изда­нием указа Петра I от 31 января 1718 года появились так назы­ваемые лашманы (лесорубы). Именно они несли феодальную повинность в пользу государства по заготовке, обработке и вы­возке корабельного леса. Им предписывалось для бесплатной заготовки леса брать служилых мурз, татар, чу­вашей и мордву. За крещеных эту повинность отбывали некре­щеные. В 1719 году по Казанс­кой губернии лашманов насчи­тывалось 23750 человек, что со­ставляло почти половину госу­дарственных крестьян. Ежегод­но на лесозаготовках погибали сотни крестьян. Многие стано­вились калеками.
Персидский поход. Прибытие Петра I в Казань.
Для защиты российской торгов­ли Петр I начал военные действия против турок под предлогом ог­рабления ими русских купцов в Шемахе и Дербенте.

В 1722 году Петр закончил подготовку к походу, названному впоследствии Персидским, и от­правил в Астрахань суда с гвар­дией, артиллерией и провиантом. 13 мая император покинул Москву, к нему в Коломне присоединились генерал-майор И.В.Головин, князь Д.Кантемир, генерал-адмирал Ф.М.Апраксин и супруга Петра Екатерина Алексе­евна. Весенние волжские воды быстро несли легкую флотилию. Она прибыла в Казань 27 мая.
Пальбою из 13 пушек и колоколь­ным звоном встретили в Казани высокого посетителя. Во встре­че царя участвовали лишь выб­ранные из слобод "достойные" люди. Петр I поехал прямо в Бла­говещенский собор, где принес благодарственное молебствие. Затем он посетил губернатора и дом, где должен был проживать. Этот небольшой каменный дом принадлежал купцу и предприни­мателю Ивану Афанасьевичу Михляеву.
Дом Михляева (Дряблова) расположен на участке Петропавловского собора (улица М.Джалиля, 19). Это самое древнее здание в Казани, постройка которого относится ко второй половине XVI века. Современная той эпохе писцовая книга Казани упоминает об этом доме. (Н.Загоскин. Спутник по Казани. 1895 г., стр. 188).

Дом каменный, двухэтажный. Массивные стены характерны для русской архитектуры XVI — XVII веков. Архитектура дома проста. Основными художественными средствами являются удачно найденные пропорции, четко выраженный объем, наличники и пояски в стиле русского барокко, карнизы из «городков».

Когда-то ворота этого дома выходили на площадь перед Гостиным двором, где была сосредоточена почти вся городская торговля.

желая ознаменовать пребывание в Казани своего державного постояльца, И.Михляев дал обещание построить новый Петропавловский собор. В 1726 году Петропавловский собор был построен.

И. Михляев завещал этот дом Петропавловскому собору, но, несмотря на это, дом перешел к его наследнику, купцу Дряблову, который распорядился с ним по-своему.

Дряблов, будучи первым казанским городским головою, в 1770 году передал дом казанскому приказу общественного призрения, во владении которого он оставался до 1816 года. В 1816 году дом был продан приказом за 62 тысячи рублей казанскому городскому обществу. С тех пор Дрябловский дом получил весьма незавидные назначения: в 1819 году он отдается под харчевни, в 1833 году здесь уже гостиница; в 1840 году здесь помешаемся трактир Курицина; в 1852 году — трактир и «свечное восковое заведение».

Интересные факты:
1) Все дети царя Алексея, отца будущего Императора Петра I были болезненными. Однако Петр, согласно историческим документам, с самого детства отличался завидным здоровьем. В связи с этим при царском дворе ходили слухи, что царица Наталья Нарышкина родила сына вовсе не от Алексея Михайловича Романова.

2) Первым, кто приклепал коньки к обуви, был Петр Великий. Дело в том, что раньше коньки просто напросто привязывали к обуви верёвками и ремнями. А идею привычных теперь для нас коньков, прикрепленных к подошве ботинков Пётр I привез из Голландии во время своего путешествия по западным странам.

3) Согласно историческим документам, Петр I был достаточно высоким, даже по нынешним мерам, человеком. Его рост, по некоторым источникам, составлял больше двух метров. Но при этом, обувь он носил лишь 38-го размера. При таком высоком росте он и богатырским телосложением не отличался. Сохранившаяся одежда Императора — 48-го размера. Руки Петра были также небольшие, и его плечи узкие для его роста. Голова его тоже была мала по сравнению с телом.

В тот же день Петр приступил к обозрению Казани. В губернской канцелярии он осматривал все текущие дела и потребовал книгу, в которую записывались посылаемые из канцелярии указы. Книга оказалась утерянной. Император сильно разгневался, и даже находясь далеко от Казани, в Тарху, он вспомнил об этом и издал указ, чтобы этот непорядок был устранен.

Петра I поразила огромная разница между двумя фаб­риками – государственной и частной. Суконная фабрика, осно­ванная им, была построена в спешке, в чем он был сам вино­ват, и работала она весьма вяло и убыточно для казны: шерсть получалась слишком до­рогой, сукно выходило некаче­ственным. Петр I и на пумповом (кожевенном) заводе нашел дела в плохом состоянии, хотя здесь работал опытный кожевенный мастер из англичан, который обустроил на заводе 28 чанов и еже­годно выделывал от 300 до 400 разного рода кож, отправлявших­ся в Петербург.

После осмотра фабрик гневу Петра I не было пре­дела. Он очень круто обошелся с управляющим суконной фабрикой полковником Грузинцевым. Не из­бежали жестокого наказания и два немца – братья Юнги, жившие в Верхнем Услоне, которые заведо­вали овчарным заводом и снабжа­ли суконную фабрику шерстью. Но царю очень понравилось, как по­ставлено дело по изготовлению сукна у купца Михляева, и он впос­ледствии (письмо от 15 июня 1724 г.) пожаловал ему казен­ную суконную фабрику. Михляев соединил свой завод с пожалован­ным и расширил здание новыми пристройками на Шарной горе.



28 - 29 мая. В эти два дня Петр I обозревал казанские монастыри и церкви, посетил Татарскую слободу и разговаривал со многими известными старшинами татарского общества. Обозревая город и ревизуя казанские учреждения, Петр I не забывал об общегосударственных делах, посылая из Казани указы и распоряжения разным лицам и по разным вопросам. В эти дни он, казалось, не нуждался в отдыхе, не давая покоя и другим.


30 мая. Свой день рождения он провел в заботах о предстоящем походе и разных государственных делах. Именно в этот день казанский купец и предприниматель Иван Афанасьевич Михляев оповестил царя, что соорудит за свой счет храм во имя святых апостолов Петра и Павла3 в память о пребывании Петра I в Казани.

Вечером 30 мая Петр I праздновал свое 50-летие. Известный богач, купец Г.Д.Строганов принял на себя издержки по угощению. Главной бедой царя было чрезмерное пьянство, и на сей раз оно затянулось на несколько дней. Петр I сам пил сверх меры и требовал, чтобы другие следовали его примеру.

После возвращения из Пер­сидского похода Петр вознаме­рился продолжить его в скором времени. На занятых территори­ях побережья Каспийского моря для строительства укреплений было оставлено много солдат, среди них и татарского проис­хождения. В 1723 году импера­тор направил консула М.Л.Аврамова к казанскому губернатору с тем, чтобы тот помог собрать "по­требное число из татар, жителей казанских переводчиков и отпус­тить их с ним в Астрахань". Из Ка­занского уезда для строительства крепости на реке Кура было на­сильственно отправлено пять тысяч татар. Из них 3792 уже по дороге скончались от эпидемии, 110 человек сбежали и лишь 40 вернулись домой почти калеками.

Новый поход должен был начаться в 1725 году, для чего к весне это­го года "работные люди" из казан­ских татар, мари и чувашей уже были в Реште, в готовности к от­плытию на Каспий были и суда, а некоторые из них даже были от­правлены. В это время пришло из­вестие о смерти Петра I – и новый поход не состоялся.
Использованы материалы:iske-kazan.rug, history-kazan.ru.
Made on
Tilda
Site logo menu