Евгения Храмова. О подростковом конфликте

Евгения Храмова. О подростковом конфликте
Мнение

6 сентября 2017, 14:28
Евгения Храмова
Частное мнение высказывает конфликтолог Евгения Храмова.

Очередное ЧП и снова всплеск эмоций, обсуждений, поиск виноватых, попытки обеления невиновных. Подростки с оружием. Подростки, намеренно причиняющие вред здоровью и покушающиеся на человеческую жизнь. Ужас окружающих, страх повторения подобного рядом у наблюдающих издали, эмоции, накаляемые СМИ. В любом случае, накаляемые, поскольку люди, смотрящие один и тот же новостной выпуск с очередным криминалом, разные, и реакции их на происходящее тоже будут разные. Разные, как и подростки с оружием. Разные, как, в принципе, разные люди. Почему же мы выделяем подростковое насилие в череде аналогичных «взрослых» случаев? По привычке или под влиянием определений психологов о том, что «переходный возраст», «неустойчивая психика», «неконтролируемые эмоции»? Вероятно по обеим причинам. Ведь так хочется определить виноватым в случившемся не себя конкретно, а «социум» в целом. Кого-то, но не себя.

Получится. Если только вы не родитель. Не родитель подростка. Но обвинять вас будут не потому, что вы родитель, а потому что вы – агент социализации. Первичной социализации. Слово незнакомое? Поясним: социализация от воспитания отличается тем, что абстрактно воспитание – это процесс превращения человека в человека, а социализация – превращение его в личность. Еще понятнее: человек – это Homo sapiens, разумное животное то есть. А личность – это приспособленная жить в конкретном обществе человеческая индивидуальность. И приспосабливает через систему социального контроля этого человека первичный агент или группа таковых, самыми близкими из которых являются родители. И не силовыми методами, а опытом, накопленным поколениями.

Так чем отличается подросток с оружием от взрослого с оружием? Да ничем. Кроме социального эффекта и социальных последствий. Недоказуемо? Доказуемо. Например с позиций науки: социализация – это процесс, продолжающийся всю человеческую жизнь. И есть ли разница какие социальные обстоятельства побуждают человека взять в руки оружие, если последствия в принципе одинаковые - покалеченные человеческие жизни? У подростка первичные агенты социализации, а у взрослого вторичные, но они в любом случае контролируют процесс приспособления человека к обществу. Просто с подростком все ясно – круг агентов строго очерчен. Родители. «И никаких гвоздей!» Отсюда и социальный эффект, и социальные последствия. Ведь ясно же, что родители основной механизм контроля и защиты как подростка от негативных общественных проявлений, так и общества от эмоциональных подростковых всплесков. Хотя...

Что такое подростковые эмоциональные всплески, психологическая неустойчивость и переходный возраст? А какой возраст не переходный, если «из каждого утюга» мы слышим про кризис среднего возраста, критическое восприятие старения, женские возрастные психологические кризисы, «седину в бороду», гормональные всплески и т.д., и т.п.? Чем все эти «кризисники» отличаются от подростков? Наличием сформировавшейся системы самоконтроля. Мы не говорим об идеальной системе и работающей, а о в принципе сформировавшейся: как принимающей общественные ценности, так и отвергающей таковые. У подростка этой системы нет, а точнее она только формируется и формируется родителями. Именно в вопросах добра и зла, любви и ненависти, приятия и неприятия близких и не очень близких людей. И если родители вовремя «не включились» в процесс формирования, то... «свято место пусто не бывает», замена найдется, а хуже – подмена. Отсюда и, в том числе, оружие в руках у подростка. Как «способ решения проблемы формирования ценностей».

А решение «подростковой» проблемы ничем не будет отличаться от «взрослой» ее вариации: силовые органы в защиту общества. Вот тут и возникает дилемма: социальный эффект «подростково увеличенный», социальные последствия масштабно раздутые, человек с оружием «еще ребенок», а «инструмент» борьбы с проблемой – «дубинка». «Так что вы предлагаете как специалист?», - так и слышится от читающего эти строки. Конфликтологический ответ всегда предельно лаконичен: лучший способ урегулирования конфликта – это его профилактика. А конкретно в подобных случаях: не «раздувать» отдельные кейсы и не считать их медийно, да еще апеллируя «а вот у них там» (да-да, памятуя о специфике социальных последствий), а с родителями работать. Учить нас родителей любить своих детей. Любить и научать как прививать детям любовь. В первую очередь к своей собственной жизни и персоне, а ко всему остальному любовь придет через осознание этого. Если же самостоятельно у вас это не получилось сделать, то специалист по разрешению конфликтов вам в помощь. Вы знаете, где его искать.

Встретимся на портале InKazan. Мы продолжим нашу конфликтную тему.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter