Илья Славутский о ретро концерте: эти песни внесены в наш генетический код

Илья Славутский о ретро концерте: эти песни внесены в наш генетический код
Интервью

5 февраля 2018, 17:08
Фото: inkazan.ru
В Казанском академическом русском Большом драматическом театре им. В.И. Качалова проходит ретро-концерт «Когда зажгутся фонари». Автором постановки стал народный артист Татарстана Илья Славутский. В беседе с корреспондентом Inkazan он рассказал о предыстории ретро-концерта.

- Как возникла идея создания ретро концерта?

- Замысел родился много лет назад на фестивале во Франции. Там есть традиция: после спектакля артисты поют русские песни в качестве бонуса зрителям. Это программа называется «кабаре». Мы собрались, сделали репертуар, сыграли с большим успехом – во Франции знают и любят русскую культуру. Позже мы поняли, что это может быть совершенно удивительной самостоятельной программой и несколько лет назад вместе с Еленой Ряшиной и нашими музыкантами уже основательно начали над ней работать, создавать новые аранжировки, придумывать внутреннюю драматургию этих маленьких историй. Это было начало нашей работы над тем, что впоследствии превратилось в ретро-концерт «Когда зажгутся фонари».

А решение о включении этой программы в репертуар театра возникло, когда появилось четкое понимание и уверенность в том, что мы можем это сделать на высоком профессиональном уровне и в плане идеи, и в плане ее воплощения. Мы не ошиблись: прием, который нам оказывает зритель, во много раз превосходит лучшие наши ожидания. Зал очень чутко реагирует на все продуманные нами смены настроения, ритма, повороты внутренней драматургии, зрители принимают наш посыл, откликаются на него. Контакт с залом с каждым спектаклем становится доверительнее, теснее и жарче. Но вообще секрет здесь очень простой: ничто хорошее не делается просто, быстро и наспех, все требует огромного труда, времени затрат. Поэтому наш ретро-концерт, который выглядит так легко, вдохновенно, иллюзорно, естественно, на самом деле, результат многих лет кропотливой работы.

- Как подбирался актерский состав?

- Актерский состав спектакля - это прежде всего артисты, которые обладают вокальными данными и актерским, драматическим потенциалом. Важно, что это не в чистом виде концерт, а спектакль, собранный из множества небольших музыкальных историй. И играют этот спектакль драматические артисты, обладающие вокальными навыками и в то же время умеющие через песню рассказать историю, сюжет.

- По какому принципу отбиралась хореографическая группа?

- Танцевальная группа – это тоже наши артисты, драматические артисты, обладающие пластическими данными, способностями к хореографии. Они трудились днями и ночами, они все перерывы были заняты, вкалывали в поте лица. Путь пройден огромный, труд большой. Мы выбирали из тех, кто сможет это сделать на достойном уровне, и они прекрасно справились с хореографической задачей и украшают спектакль своим азартом.

Все требует работы и точного понимания кто и что может сделать хорошо. Елене Ряшиной под силу спеть и оперные арии, и в этом спектакле ее голос и драматическая актерская глубина - один из важнейших элементов. Алексей Захаров обладает актерской эксцентрикой, опираясь на которую мы придумали его персонажа в этом спектакле-концерте, песни определенные для него выбрали так, чтобы это было эффектно в его исполнении. А Эльза Фардеева внесла в этот спектакль лирическую ноту, исполнив нежные мелодии о любви.

- Кому именно вы посвятили эту постановку?

- Адресую эту постановку широкому кругу зрителей, здесь нет никаких возрастных ограничений. Как показывает практика, этот концерт и эти песни воспринимают люди и совсем молодые, даже юные, приходят в восторг и пишут очень эмоциональные отзывы. Я даже маленький конкурс в «Инстаграме» объявил: выложил, не называя имен, фотографии известных исполнителей начала двадцатого века, песни из репертуара которых мы поем. Первый правильно написавший имена этих артистов, получил пригласительный.

Минуты не прошло, как появилось 30 ответов и, причем все это были люди очень юные, это были люди двадцатилетние. Я говорю о том, что все это никуда не делось на самом деле, этот замечательный пласт песен, эта сокровищница нашей российской эстрады не растворилась в небытие, никуда не ушла. Единственное сожаление, что конечно, эти песни не звучат так часто, как того заслуживают. И при всем этом, эти песни, мне кажется, как-то вписаны в наш генетический код. Мы об этом говорим в начале спектакля: когда начинают звучать эти мелодии и слова, ты начинаешь подпевать и понимаешь, что ты их, оказывается, помнишь и знаешь. И это правда - на спектакле люди подпевают. Одна из первых песен в концерте «Черные глаза» - я вижу, как зрители поют ее вместе с Еленой Ряшиной, молодые, причем, люди, это же фантастика. Людям важно иметь возможность услышать все эти жемчужины песенной классики именно сейчас, когда наша эстрада просто тонет в собственной низкосортности, когда нет хороших мелодистов-композиторов, когда все банально и вторично в смысле музыки, когда плохая поэзия лежит в основе текстов песен, когда исходный актерский потенциал людей, которые выступают на сцене, очень низок.

Мы не думали о том, чтобы наш концерт стал неким манифестом. Но по сути получился некий вызов царствующей на нашей эстраде пошлости. Мы возвращаем людей к истокам, к тому, что действительно хорошо, к тому времени, когда прекрасные песни были нормой. При этом мы никого не копируем, не занимаемся музейным воспроизведением, мы смотрим на это наследние своим, современным взглядом, и преподносим этот материал очень легко, свободно, даже с небольшой иронией. Многие эти песни достаточно наивны, и некоторая старомодность тут есть, но они от этого не менее прекрасны. Мы даем возможность людям вместе с нами вспомнить это, насладится два часа чудесными мелодиями, замечательными текстами.

- Интерактив, который вы предлагаете своим зрителям - это было задумано заранее или это экспромт?

- Конечно, это все продуманно и срежиссировано, сделано. Здесь случайностей нет, чтоб вы понимали. Это труд большой, это был вообще трудный проект в том смысле, что такой спектакль-концерт гораздо сложнее сделать, чем поставить пьесу, потому что здесь ничего нет, нет заданной драматургии. Мы создавали это целостное действие из отдельных песен, из отдельных стихов, из отдельных кусочков прозы, придумывались танцы, пластика, переходы, сочинялся свет - это все архисложно. Это синтетический жанр, труднее которого нет, плюс сложность создавало пространство малой сцены, диктующее свой способ существования, совсем необычный.

Между микрофонами и первым рядом - буквально метр с небольшим. Это выглядит органично и естественно, сближает зрителя с нами, но не разрушает, не должно разрушать эту магию одновременно очень тесного контакта и театральности. И сейчас я могу с уверенностью сказать, что только малая сцена могла нам подарить и подарила в результате это ощущение единения зала с артистами поющими, танцующими, с живым оркестром, зритель оказывается, как бы внутри этого действа, плачет, смеется, поет.

Думаю, что цель достигнута, и очень этому рад, потому что это было не просто. Работа над каждой песней длилась много лет, она шлифовалась и совершенствовалась, исполнялась многократно.

- Часто ли вам приходилось репетировать всем вместе?

- На финальной стадии работы сочинения всего этого концерта мы, собравшись на первую репетицию, уже не расставались. Сначала мы сели за стол с текстами песен. Помощник режиссера даже специально вырезал карточки с названиями песен и стихов - это была мозаика. Я перекладывал их, мы хронометрировали, рассчитывали. Это в хорошем смысле расчет, нужно было очень точно сконструировать этот «самолет», который сейчас летит и летит хорошо. Программа составлена из песен, созданных начиная с 1890 года и заканчивая чуть ли не сороковыми годами 20 века, и в концерте все это естественно переплетается. И в общей эстетике концерта есть элементы и сороковых, и тридцатых, и двадцатых, и десятых, и даже девятнадцатого века. Это была наша задача - не ограничивать наше ретро жесткими привязками к конкретному десятилетию, почти ювелирная работа.

- Долго шились костюмы, долго разрабатывалась идея?

- Безусловно, потребовалось достаточное количество времени, чтобы прийти к тому стилю ретро, о котором мы сказали. И начинали мы совсем с других костюмов, других эскизов. Если сейчас сравнить те первые эскизы с теми, к которым мы пришли, то это будет очевидная разница, это серьезный путь. Мы работали сначала над цветом, выбирали ткани, составляли, убирали лишнее, прибавляли другое, все это до последнего дня длилось. Цветочки добавлялись, элементы в обуви. Мы пришли к стилистически целостной картине, в сущности, получилась как бы черно-белая фотография.

И с Рустамом Исхаковым, и с замечательным художником по свету Денисом Солнцевым из Петербурга мы, на мой взгляд, сделали прекрасную работу. Без ложной скромности считаю, что со светом просто сказка получилась, так изящно, легко выглядит смена настроений . Здесь же ничего не меняется на сцене, здесь ничего нет, занавеска и стульчики, но это все так красиво и динамично благодаря световой партитуре.

- Вы представляете все это действо без работы живого оркестра?

- Нет конечно. Это не имело бы все смысла, это все ничего не стоило бы, если бы не было живого вокала и живого оркестра. Я даже и не задумывался, для меня это было очевидно, что оркестранты сидят с нами, как в кабаре, музыканты здесь полноценные участники.

- Будете ли вы играть эту постановку на большой сцене?

- Этот проект может работаться в принципе где угодно, и я думаю, что он наверняка будет приглашен и не раз на какие-то другие сценические площадки, но сделан он для малой сцены конечно, чтобы было то, о чем мы говорили, ощущение камерности, нежности, искренности. Для большой сцены совсем все по-другому было бы. Кордебалет бы был совсем другой, совсем другие бы выразительные средства понадобились, самолеты в небе, дождь, снег бы шел. Это был бы другой спектакль.

- После прошедших концертов, увидели ли вы какие-то нюансы, которые хотелось бы устранить?

- Мне кажется, что все настолько точно и правильно сконструировано, что теперь этот механизм начинает работать самостоятельно, полноценно. Думаю, что с каждым разом будет все лучше и лучше.

- Сколько раз будет идти этот спектакль?

- В феврале три раза, в марте дважды. Два, три раза в месяц должен будет идти , спрос есть, билеты все проданы.

- Какие новые спектакли в ближайшее время вы хотите поставить?

- Я начал работу над «Пятью вечерами» Александра Володина - лучшей советской пьесой о любви. 13 декабря мы сыграли премьеру ретро-концерта, а 14-го утром уже была первая репетиция «Пяти вечеров». Блестящая пьеса, мелодрама, в хорошем смысле этого слова. Работаем с большим воодушевлением над этим прекрасным материалом . Надеемся как можно скорее порадовать зрителей премьерой .

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter