Интервью: “Громкие Рыбы” о татарской эстраде, закрытии ТНВ и миссии Telegram
Интервью

Интервью: “Громкие Рыбы” о татарской эстраде, закрытии ТНВ и миссии Telegram

6 февраля 2019, 19:32Photo: inkazan.ru
Почему татарские клипы “вызывают неловкое ощущение” и когда изменится татарская эстрада? Почему нужно разогнать ТНВ и что можно предложить взамен? Почему блогер - это плохо и в чем миссия Telegram-каналов? Об этом Inkazan поговорил с “Громкими Рыбами”.

Громкие Рыбы - творческий коллектив сотрудников “Универ РТ”, в который входят Тимур Исмаев и Амир Садыков, Кирилл Карамов и Александр Бурков. Они снимают короткие видеоролики и выкладывают их на YouTube.

О “Прожарке татарских клипов” и татарской эстраде

Кирилл: Критика не имеет национальной принадлежности. Если бы у нас была конструктивная критика, то она была бы неинтересна нашим зрителям. Это юмористическое шоу, но с той точки зрения, что мы тоже умеем снимать.

Амир: Мы выросли в татарской среде: неважно, русские, не русские - у всех есть ТНВ, “Майдан”. Все так или иначе попадают на этот канал, смотрят его, и видят несоответствие - снято откровенно плохо. Мы берем узкий профиль свой, так как мы юмористический выбрали контент.

Амир Садыков, Тимур Исмаев
Photo:inkazan.ru

Тимур: Мне кажется много кто до нас русские клипы разбирал. Были 12 злобных зрителей. То есть мы хотели на местном уровне стать “санитарами леса” и напасть на слабых животных. Много можно сказать какими они должны быть, но в целом они не должны быть на скорую руку сняты.

Кирилл: …Вызывающими неловкое ощущение у людей, которые хотели узнать, что такое татарская культура.

Тимур: Такое ощущение, что клипы снимаются следующим образом: «Ребята, есть бюджет 40 тысяч рублей – снимайте». И на это невозможно ничего сделать.

Амир: Мы никогда открыто не говорим, что вот этот клип, ну это ЧТООО? Мы даем додумать зрителю.

Саша: Через шутки, через какую-то форму подачи. “Прожарка” - это веселая передача.

Кирилл: Наша миссия – обозначить этот вопрос публично. В публичное поле мы выносим это в меру наших возможностей, в пределах паблика нашего. Есть ощущение, что мы со своими вкусами вторгаемся на чужую территорию. Но эти клипы в свободном обороте. Мы увидели, нам они немножко смешными показались.

Тимур: Это конфликт менталитетов возможно.

Александр: То есть “мы сделали его вот так делаем так постоянно”. Нет желания больше пойти и развиться. Мы не говорим о съемке, мы говорим о подходе - можно сделать по-другому.

Амир: Они говорят - “мы делаем это для людей, людям надо вот так просто”. Считают, что люди готовы смотреть простое, автоматически навязывают ярлык. Артисты могут расти и растить своего зрителя мне кажется.

Кирилл: Мы разговаривали с артистами - не всеми, кто присутствовал в нашем ролике. Есть проблема, что снимешь хорошо и не оценят. Это не тот продукт, к которому привыкли. Тебе же нравится то, что привычно. А привыкать можно и к плохому иногда.

Кирилл Карамов
Photo:inkazan.ru

Тимур: “Прожарку” обсуждают: многие писали, но публично никто не высказывался. Деятели эстрады говорили: “Класс! В гости к вам не приду, спасибо, что зовете, но я не могу”.

Кирилл: Основная масса наших зрителей - это от 18 до 27. Мы их познакомили с этим миром в большей степени. Наверное, половина аудитории не смотрели татарские клипы вообще.

Тимур: У нас есть друзья - представители альтернативной татарской музыкальной культуры, которые делают качественно. Я их, честно, не видел на «Майдане», на ТНВ.

Амир: Кстати, Нурминский и Элвин Грей - это хотя бы люди, которые делают качественную поп-музыку, которая отличается от того, что мы прожариваем. Салават не двигатель, он просто традиционный столб один.

Саша: Мы не спецы же в музыке. Мы просто по клипам. Это больше в нашей специфике, мы понимаем, как это работает.

Тимур: В Татарстане народ более консервативный и реакционный. Без внешних усилий у нас меньше внутреннего желания что-то сделать. А в России с этим как будто бы проще.

Амир: Они ищут молодых. Эстрада татарская не ищет молодых зрителей: они на прицепе родителей. Поэтому они дают в ротацию клипы на телевидение, не делают громких Ютуб-историй. Но вот появляются артисты, которые стреляют через интернет. Нурминский вот в определенной степени успех. Это какой-то звоночек, что можно через интернет.

Амир Садыков
Photo:Inkazan.ru

Саша: Есть ощущение, что у нас все хорошо идет и оно дальше так будет. Так же не будет. В какой то момент они поймут, что всё. Конец.

Тимур: Вопрос двух-трех лет и всё изменится. Надо больше трендсеттеров включить. Минниханов (Рустам, глава РТ - Inkazan) посещает Узгерещ Жиле, но об этом мало говориться. Это мало идет. Об этом должны говорить те, кто делает тренды. И чиновники, высшее руководство, видные деятели татарской культуры.

Саша: Если про поддержку молодых исполнителей говорим, то это - министерство молодежи. Если мы имеем ввиду то, что надо изменить понимание в культуре, то это - министерство культуры. Многие эстрадные исполнители – это не молодежь.

Тимур: Мы клипы в шести выпусках прожарили и остановились: просмотры начали падать. Ребятам с других регионов это не интересно. Паузу сделаем, и продолжим.

Кирилл: Хотели бы делать громче. Может, каких-то звезд пригласить. Салават Абый, Элвин Грей - это маловероятно.

Тимур: От слов Дамира Фаттахова (министр по делам молодежи РТ - Inkazan) слишком много зависит. Ильшат Аминов (гендиректор ТНВ - Inkazan) - аналогично. Чиновники очень внимательно смотрят за словами. Он черное зеленым назовет. В “Прожарке” так нельзя. Нужно быть искренним.

О ТНВ, “Эфире” и “Майдане”

Тимур: Ужас, я думаю. Надо разогнать всех с помощью какого-то создания нового… Как обычно разгоняют тех, кто застоялся? Создают что-то новое, расформировывают одно… ТНВ надо разогнать безусловно. Меня очень порадовала какая-то петиция на Change.org, там было сказано, что надо запретить “ТНВ-Планета”, потому что этот телеканал порочит образ Татарстана, вещая на весь мир. Мне кажется да. Это стыдоба.

Надо полностью поменять подход, начиная от зарплат, потому что адекватные молодые люди не пойдут на эти зарплаты. Они мизерные. Честно не знаю сколько. Боюсь приврать.

Фигура Аминова, скорее всего, определяющая. Ведь это один из тех, кто задает то, что происходит в телевизионной сфере. Велик риск очень сильно отстать и никогда уже не догнать. Одни из тех, к кому можно стремиться, - телеканал “Пятница”. Один из тех форматов, который смотрят не только на ТВ, но и в интернете. Телеканалы “Че”, “Перец”.

Амир Садыков
Photo:inkazan.ru

Амир: Можно же начать с формата адаптации известных шоу. Любое производство большого сериала начиналось с адаптации. Пробовоть надо на примере. Мотивация должна быть, надо подогревать их либо дать больше творческой свободы. Понятно, что не выходить за рамки. Нужно чтобы человек горел, чтобы ему нравилось делать свою передачу. Не чтобы - тут поют и хлопают зрители, и ты 20 лет этим занимаешься.

Тимур: Надо дать дорогу молодым. У молодежи самореализация важнее, чем денежный стимул. Многие люди способны делать большие вещи ради того, чтобы был смысл вклада. А там ради вклада никто не работал. Мы снимали с Кириллом свои первые ролики за какую-то смешную зарплату. Но просто ради того, чтобы что-то значимое делать. .

Кирилл: Мы начинали с нуля денег и опыта, были только идеи и желания. Вот на этих двух вещах мы и доросли до того уровня, что есть сейчас, и продолжаем расти. Идеи относятся и к клипам и телевидению.

Тимур: “Эфир” - это больше городская история.

Кирилл: Тут вопрос специализации. Молодежь сейчас уходит в интернет, а телевидение смотрят взрослые. Если нужно делать телевидение молодежным, то…

Амир: Нужно делать Ютуб. С интересным уникальным контентом, который будут делать молодые чуваки.

Саша: Мы не говорим, что взрослые чего-то не понимают. У них опыт больше и лучше.Молодежь нужно направлять. Если будут старшие и не будут давить, а просто направление покажут, то люди поймут, что делать, и будут делать хорошо. Их не направляют.

Александр Бурков
Photo:inkazan.ru

О смерти КВН

Амир: Сейчас, чтобы дойти до точки юмора, шутки, можно достать телефон: шутка, мем за несколько секунд. А чтобы в КВНе дождаться шутки, нужно сначала похлопать жюри, команда выходит, поет, танцует. Где шутки?! Зрителю это не надо, слишком много времени до шутки проходит. Надо менять формат. КВН не делает контента в интернете никакого, хотя могли бы с такой базой людей сделать параллельно какой-то интересный контент в интернете.

Саша: Почему люди перестают играть в КВН? Потому что есть много площадок для самореализации. Тот же Ютуб. Там ты будешь понимать, что то, что ты делаешь – тебе принадлежит. В КВНе же наоборот, что бы ты не делал, все принадлежит КВНу. Ты все сделал, придумал и просто подарил людям.

Тимур: Скоро КВН умрет. Немое кино тоже было как жанр очень популярным. И оно само собой ушло, когда пришло другое. КВН стал сейчас немым кино. Просто мы наблюдаем момент его ухода.

Тимур Исмаев
Photo:Inkazan.ru

Амир: Выходцы татарстанского КВНа уехали в Москву, потому что здесь им не дают средств. На ТНТ они делают топовые сериалы, которые получают ТЭФИ. «Ольга», например. Авторская основа этого сериала состоит только из татарстанских ребят. Конечно же им там хочется быть. Это большой город, деньги.

Кирилл: Пока «финалист Высшей лиги» статусно звучит. Это социальный лифт небольшой. В Татарстане проблема в том, что когда ты студент, есть куда развиваться, а потом, когда становишься специалистом, нет той занятости. Это заставляет тебя уезжать и искать работу в Москве и Санкт-Петербурге.

Саша: Устой КВНовской игры держится сколько десятков лет. Понятно, что не скажешь - давай по щелчку по-другому сразу передачу сделаем. У них контракт с Первым каналом. Возможно, они что-то меняют, но переродить концепцию – это будет долго.

Тимур: Проблема КВН в Татарстане - это Кондратьев (Андрей, гдава КВН РТ - Inkazan) в том числе.

Кирилл: А что Кондратьев? Не он же шутки придумывает, не Масляков (Александр, президент КВН - Inkazan).

Тимур: Не знаем, кто именно виноват, но кто-то из руководства виноват КВН РТ.

Саша: На самом деле, можно никому из КВН не уходить. Опять же есть предвзятое мнение. Если человек захочет поменяться, он поменяется, сколько бы ему лет не было.

Кирилл: На уровне студентов КВН воспитывает в тебе что-то. Мы через КВН научились делать шутки и понимать, что это такое.

Кирилл Карамов
Photo:Inkazan.ru

Амир: До определенного возраста это имело смысл, ты получал знание. Это игра самодеятельности, не профессионалов. Но в какой то-момент у тебя должно быть стремление - “я понял, как здесь работает”, я хочу получать знания из книжек, стендап посмотреть, другое направление юмористическое… То есть это есть рост.

В Татарстан стендап приходит потихонечку.

Кирилл: Он еще андеграундный. Потому что уровень… Ну мало ли? Вдруг у нас несмешная республика? Люди у нас веселые, особенно татарские клипы. Много специально смешных. С юмором у нас много связано, но это не значит, что мы должны быть смешными. Ничего страшного в этом нет.

Амир: Спрос низкий. Вот есть предложение, есть стендап клуб казанский.

О блогерах и Telegram-каналах

Тимур: Блогер вообще - это плохо. Маленький спрос на библиотеки и большой спрос на пивнушки. И все открывают пивнушки. Таких разливушек в интернете очень много. Пивнушки в Татарстане есть. Есть и на русском, и на татарском.

Тимур Исмаев
Photo:inkazan.ru

Кирилл: Telegram-каналы - это либо такой рупор правды бескомпромиссной, либо способ антипропаганды, которая кому-то нужна. Это боязнь критики. Мы сталкиваемся с критикой, и мы можем ее переформатировать. Абстрагироваться от комментариев, которые нам не нравятся, мы не можем. К критике мы относимся, как к чему-то необходимому.

Критика, которая идет от Telegram-каналов, к ней относятся, возможно, слишком с боязнью, что придется работать лучше, придется что-то поменять в своем поведении. Боязнь изменений.

Амир: В какой-то степени это ведро холодной воды.

Кирилл: Некоторые Telegram-каналы – это общественные санитары.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter