Мусоросжигательный завод — это слишком простое решение

Мусоросжигательный завод — это слишком простое решение
Интервью

8 марта 2017, 12:58
Inkazan поговорил с директором Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгием Сафоновым о мусоросжигающем заводе в Казани.

Георгий Сафонов | Фото: dynastyfdn.com

Несколько месяцев подряд в Татарстане не утихает конфликт, спровоцированный известием о строительстве мусоросжигающего завода. Власти утверждают, что предприятие не представляет никакой угрозы для экологии и здоровья жителей, а «Гринпис» и местные экоактивисты заявляют об обратном.

Георгий Сафонов с середины 1990-х годов проводил в разных регионах России исследования, связанные с оценкой рисков воздействия предприятий на окружающую среду. Однозначно утверждать, что мусоросжигающий завод — это зло нельзя, говорит он. И все же переработка мусора предпочтительнее.

_____________________________________________________________________

«Гринпис» спокойно может позволить себе сказать, что любой объект будет плохим. Но, конечно, специалисты так не делают. В каждом конкретном случае нужно считать отдельно.

Есть огромная проблема — научная и методологическая тоже: можно ли привязать статистику по реальным онкологическим заболеваниям и другим, что тоже важно, к воздействию химических веществ, выбрасываемых какими-то источниками. Это очень непростая проблема. Эпидемиологические исследования, призванные дать привязку одного к другому, — крайне дорогостоящее упражнение.

Исследования очень дорогие, и нужно иметь колоссальную научную базу, чтобы к объекту в конкретном месте привязать конкретные показатели. Фактически такие исследования у нас не проводятся. Но! Можно смотреть на научные данные, полученные по другим странам, и с некоторой долей огрубления, скажем так, принять эти вот зависимости. Тогда можно спрогнозировать, что при воздействии некоторого объема химического вещества «икс» может быть такой-то ответ, и вероятность такая-то.

Это исследования по оценке рисков — мы говорим о вероятности влияния. Они проводятся, есть методики, которые достаточно хорошо отработаны, в том числе и в России. Благодаря этим исследованиям с некоторым допущением можно сказать: в случае, если будет вылетать столько-то вещества и попадать на такую-то территорию, где столько-то жителей, то будет такой-то риск. Я говорю сложно, но сама проблема гораздо сложнее.

Итак, исследования есть. Выявлены зависимости между разными веществами — тяжелыми металлами, бензапиреном и другими, в том числе канцерогенными. Эти зависимости приняты Всемирной организацией здравоохранения, Агентством по охране окружающей среды США, аналогичным европейским агентством. Такие зависимости можно применять.

Результатом такого анализа будет оценка риска: вот в этом месте при наличии такого завода будет такой риск. Допустим, столько-то людей могут получить такие-то заболевания, или смерть, или риск не дожить до средней продолжительности. Но это очень сложная материя. Сказать, что отсюда вылетит тонна вещества и здесь заболеет столько-то людей — фактически вы этого сделать не можете. Чтобы это доказать… я думаю, что возможностей нет.

А вот дать оценку риска вы можете. Это тоже очень полезный результат. И наш опыт говорит следующее: каждый конкретный случай требует пристального анализа. Анализа чего? Давайте попытаемся смоделировать.

Например, в том или ином месте планируется поставить мусоросжигательный завод. Предположим, у вас будут точные данные мониторинга — вы будете знать, что оттуда вылетает, знать точный объем этих веществ. Помимо этого, вам нужно иметь картину распространения — куда полетят эти вещества. Полетят ли они в сторону от населенного пункта или к населенному пункту. Какая зона рассеивания будет и сколько людей в этой зоне. При этом оценивается, например, двадцатиминутная доза воздействия вещества, так как некоторые вещества за 20 минут успевают навредить, и нужно это учитывать.

Только имея эти данные — а их получить непросто, — вы можете прогнозировать, что от этого мусоросжигательного завода будут болеть, умирать, страдать столько-то людей.

Допустим, вам говорят: «Вот здесь будет этот объект». Вы можете раздобыть какие-то данные о том, какая там роза ветров, то есть куда что-то будет лететь. Второе: что полетит. Что полетит, какие объемы, какой мусор будет сжигаться и какая технология сжигания. Получается, чтобы дать квалифицированный ответ, все эти параметры нужно увязать и только затем сказать: риск для здоровья населения от этого объекта такой. Причем это не обязательно онкология. Что, астма не имеет значения? Имеет. Накопление свинца в организме детей снижает коэффициент интеллекта. Важно? Да. Будет оттуда лететь свинец? Не знаю. Список веществ может быть тоже очень большим.

Итого: можно ли, не проведя анализ, сказать, что в любом случае мусоросжигательный завод — это плохо? Мои коллеги точно сказали бы, что не дадут подобного заключения, потому не знают входных данных.

Конечно, переработка, или, скажем так, утилизация мусора, на мой взгляд, предпочтительнее. Но у этого метода есть сложности. Во всем мире отрасль переработки отходов — это отрасль, зависимая от государственного регулирования и субсидий. Если эти инструменты работают, процесс утилизации у вас может быть эффективным и экономически привлекательным. Если таких инструментов нет или они неэффективны, вы никогда не добьетесь экономической привлекательности. Сегодня ни в Татарстане, ни в Москве, ни в целом в нашей стране этих инструментов нет. Существуют разовые субсидии, иногда свалкам что-то подбрасывают, чтобы они сортировали часть мусора. Но все это не является системой, в которой переработка отходов стала бы привлекательной для бизнеса. В других странах это работает, но лишь потому, что есть это самое регулирование.

Фактически сегодня у нас реализован один инструмент: просто закопать мусор. Если свалки переполнились, надо делать новые свалки. По новым требованиям это дорого. Поэтому получается, что хотелось бы и дальше просто складировать мусор, но уже негде. И самое простое решение — а давайте его сжигать. Мы вам покажем, что это здорово.

При этом не понятно, какие данные о выбросах вам будут предоставлять. На основании чего вы должны побыстрее убегать из этого места или оставаться. Вся экологическая отчетность наших предприятий свидетельствуют, что данные эти, я бы аккуратно сказал, нереалистичны.

Представьте: вы поставите завод, сэкономив на каком-нибудь фильтре, и у вас будет вылетать неизвестно что. Контролирующие органы принимают отчетность предприятий, где написано, что все хорошо. У них есть мобильные лаборатории, какие-то вещества — не все — они могут ездить и проверять. Можно сделать более сложную систему мониторинга. Будут это делать или нет? Шлейф вопросов очень серьезный.

Все эти вопросы должны решаться как минимум на двух площадках: на экспертной площадке, которая подготовит оценку воздействия на окружающую среду, и на общественном обсуждении этого объекта, где можно получить резолюцию, нужен он или нет. Это минимальные требования, которые нужны на этапе не строительства и даже не проектирования объекта, а на какой-то более ранней. Все это, в принципе, у нас предусмотрено, но имеет такой статус: можно делать, а можно не делать.

Все же я бы рекомендовал (я могу заблуждаться) рассмотреть более прогрессивную вещь, а именно технологию утилизации отходов. Потому что рано или поздно все равно нужно будет это делать. Если в Татарстане на первом масштабном проекте удастся это отработать, этот опыт сослужит службу и другим регионам. Да, кто-то должен в это вкладываться, и поначалу, возможно, не все очевидно. Но, на мой взгляд, позиция лидера в этой сфере для Татарстана вполне оправдана. Лично я рекомендовал бы рассмотреть именно эту альтернативу, потому что поставить просто мусоросжигательный завод — это слишком простое решение.

Что интересно, для вторичного использования не нужно каких-то сверхтехнологий — все они давно известны. В большей мере все вопросы здесь связаны с логистикой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter