Интервью: яхтсмены о резиновых лодках, кризисе детского спорта и приключениях
Интервью

Интервью: яхтсмены о резиновых лодках, кризисе детского спорта и приключениях

16 января 2019, 10:28Фото: Фото из личного архива Юрия Бродниковского
Из чего в Казани делали корабли? Чем объяснить «расцвет паруса» в СССР и почему сегодня россияне предпочитают резиновые лодки? Куда дети уходят из парусного спорта и как он связан с авиацией? На вопросы Inkazan ответили экс-глава Федерации парусного спорта РТ Юрий Бродниковский и яхтсмен Алмаз Алеев.

Об истории

Мы, живя рядом с водой, даже не задумываемся насколько река, которая протекает через нас, наши судьбы, сильно влияет на нас каждый день. Зарядка в телефонах – это энергия реки. Свет – это тоже энергия протекающей рядом реки. Более того - как формировались города? Что было самыми большими транспортными путями в свое время?

У нас было второе Адмиралтейство в России. Здесь готовили экспедицию Витуса Беринга с его великими географическими открытиями. Представляете, какая бездна истории? В 2018 году было 300-летие адмиралтейства. Никак не отмечалось.

Фото:Фото из личного архива Юрия Бродниковского

Первый яхт-клуб был создан Петром I, потом уже образовались английские. Никто ничего не знал, это было насильно. Он просто закупал все это дело и раздавал. Попробуй только не выйти на парад или ненадлежаще содержать лодку – всё, крандец. Это была некая государственная политика. Но благодаря этой государственной политике у нас огромное количество было лодок.

Много русских островов в Тихом океане, около 400. Острова Рюрика, Раевского. Абсолютно никто об этом не знает. А почему у нас тут было второе Адмиралтейство после Петербурга? Плотническая культура была, тут и до этого строили прекрасные корабли: лес был, рабочая сил, подходящие кадры. Осколки остаются и сейчас – Зеленодольск, вот, который строит корабли.

Сююмбике – это башня с которой наблюдали за лесами, которые использовали для адмиралтейства. Это те леса, что около Юдино стоят. На Адмиралтейской слободе было много дуба: делали гвозди, солили их – ими скреплялось дерево. Были соляные ванны, которые потом ушли в Петербург. Было льняное производство, оборонная тематика.

В дореволюционный период было пять судоходств. Все шло через воду, все было связано с водой. В СССР было около 15 парусных школ на Казанке, много лодочных станций. Количество занимающихся людей было кратно больше, чем сейчас. Расцвет паруса был связан с 80-ми и 70-ми годами. Это было связанно с развитием промышленности авиационной, вертолетной.

Там была целая система, которая работала достаточно эффективно. И при авиационном заводе было и при КАИ. Бензин был дешевый: у каждого завода была своя станция.

После разлива Волги судоходство ни в какую сторону не развивалось – уровень воды стал больше. Пеньков стало больше. Там же огромное количество лесов вырубили и огромное количество деревень. Если идешь по Камскому Устью можно наткнуться на какие-то остатки кирпичной кладки, например.

Напротив Тетюш, мы как-то под парусом шли. Левая часть Волги там мелководная, где острова. Яхта шла с Нижнего Новгорода. И вдруг такой «буууум». Оказывается, там была церковь. И когда все переселились, все снесли, фундамент остался. Таких пеньков очень много. - Алмаз Алеев, яхтсмен, руководитель Парусной школы РТ.

Алмаз Алеев и Юрий Бродниковский
Фото:Фото из личного архива Юрия Бродниковского

Сильный спад произошел после развала Советского Союза. Как правило до этого такого не было. Было пять пароходств на Волге. Порт был ближе посередине реки между Локомотивом и Адмиралтейкой. Сейчас там островки остались.

Об экономике

Согласно открытым данным, с Казани существует две заправочные станции для яхт и лодок. Одна из них принадлежит ПАО «Татнефть» и находится на полуострове Локомотив, другая – в Речном порту. По словам Бородниковского, станция на полуострове прекратила существование как из-за сложных требований, так и из-за отсутствия спроса.

Нет экономики – нет спроса. Мест для заправки совсем немного для такого объема воды. Большой вклад внесли журналисты: 90% населения назовут яхты транспортом олигархов. Яхтенные страны - это Скандинавия. У нас самые популярные - резиновые лодки. Мест нет ставить большие: стоянки очень дорогие, потому что их мало. Денег у населения нет, знания нет. Нет популяризации.

В Татарстане есть шесть лодочных станций. Летом 2017 года на учете состояло более 37 тысяч маломерных судов. Большое число лодок не зарегистрированы и хаотично размещены на различных акваториях Казани. Значительная часть судов, находящихся в Татарстане, зарегистрирована в соседних регионах, где налоги на их содержание меньше.

Бывшая лодочная станция в Казани
Фото:wikipedia.org

Рост числа зарегистрированных лодок – это все резиновые лодки.

В 2017 году глава РТ Рустам Минниханов после ряда доработок одобрил проект строительства Центра парусного спорта на Локомотиве. В том же году ПАО «Казаньоргзинтез» получило без торгов два участка под яхт-клуб на полуострове. В 2018-м прошел международный конкурс на разработку концепции этой территории, однако определить победителя не смогли.

Развивать территорию стоит, только по одобрению проекта ничего не понятно. Приводили инвесторов каких-то, конкурс проходил международный - несколько вариантов предлагали. На Каме, Свияге вообще ничего нет. Если в Казани нет, то там-то откуда.

Недоразвитость экономики, а это огромная отрасль экономики. Есть чартерный флот: люди приезжают, арендуют. В Европе экономика яхтинга росла по 15-20% в год. На самом деле вид достаточно популярен: форма отдыха на яхте уникальна: ты не отвлекаешься, ты занят чем-то. У тебя другая сфера общения. Переключение в голове очень быстрое происходит.

Столица Татарстана по количеству яхт-клубов проигрывает соседним городам, где воды даже меньше. В Тольятти их семь, в каждом — по 200 яхт. В Нижнем Новогороде насчитывается не менее пяти яхт-клубов, в Самаре — семь. На Казань приходится всего два.

На самом деле, у нас прекрасный водный маршрут можно сделать - куча проектов было. Сейчас маршрутов маломерных катеров нет, для чартера тоже нет, не было и в СССР, и в России. «Омики» ходят до Болгара и Свияжск. Если бы у нас были чартеры, скажем, яхт 10, можно было бы организовать маршруты: Казань – Свияжск, Болгары, Камское Устье. Можно и Каму, и Елабугу.

О детском спорте

В детский спорт вложений нет. В Казани у нас всего два тренера. Зарплата у них всего 20 тысяч рублей. - Алмаз Алеев, яхтсмен, руководитель Парусной школы РТ

Мы начали проводить детские соревнования в Лаишево. Я с удовольствием некоторые возможности реализовывал. Было тысячелетие (Казани, 2005 год – Inkazan) вроде. А там совещание было какое-то с СНГ. И Минниханов был. А мы внизу, нас видно с горы. Вдруг дунул сильный ветер и лодки парусами положило на воду.

Для спортивного парусника это ситуация вполне нормальная. Перевернулся - опять на ровный киль вставай. Психологически, представьте себе. Вы окунаетесь в холодную воду. Вам 10 лет. Дети тогда встали и пошли дальше. Кто-то из «верхов» сказал – вот какие у нас дети, татарстанцы.

Первенство по парусному спорту в Казани
Фото:inkazan.ru

Рафис Бурганов (министр образования РТ – Inkazan) тоже нам очень помог с закупкой: за 30 лет была самая крупная закупка инвентаря.

Тогда закупили «Оптимистов» - это маленькие яхточки. Сейчас это проблема №1. Дети занимаются с 7 лет. У меня сын занимается с 7 лет. Сейчас ему 13 и надо пересаживаться на другой класс. А они либо устаревшие, либо их нет. Естественно, нужны финансовые вложения. Перспективы развития детского спорта есть. У нас очень развивается Зеленодольск. С точки зрения акватории мы лучшие в России. Условия для занятий конечно… Условий нет. Раздевалки холодные. Очень много детей приводили. Мальчиков больше. Девочек тоже отдают: из 10 детей в среднем есть 2 девочки. Родители посмотрят и уводят. Многие дети просто не выдерживают. Один из 10 остается. У нас дети отучатся и дальше никуда не уходят. Деваться некуда, расти некуда. Для себя, получается. В Татарстане профессионалы не вырастают. Амуниция дороговата: жилеты, костюмы. В советский период значительно больше всего было. Раньше у всех были равные условия. Сейчас идет гонка – у кого больше денег. Питер, Москва и Краснодарский край – там деньги все. - Алмаз Алеев, яхтсмен, руководитель Парусной школы РТ.

О философии и приключениях

Парус - это образ жизни. Это большое количество навыков специфических. Представляете, сколько адреналина? Нагрузки очень огромные. С ветром, с водой ты становишься частью некой энергии. Ты находишься посередине и согласовываешь действия. В этом есть какой-то кайф. Это болезнь какая-то. Ты начинаешь этим жить.

Фото:pxhere.com

По Босфору наши на парусах ходили. Там невозможно на парусах ходить, только на моторках. А наши пошли. За нами Трансатлантика, где наши ребята похудели на 15 килограмм, но дошли. Алмаз один пошел вокруг света. Не дошел, потому что опреснителя не было и яхтрулевого. Спать ведь тоже надо.

Есть специальная яхтенная одежда. А он был в ОЗК (Химзащита). Он тоже подходит. Алмаз встал в марсельский порт. Во-первых, флаг. Российского флага не было еще, но и советского уже не было. А татарский был почему-то. Военно-морская часть подошла, откуда, спрашивают, навигационное оборудование? У Алмаза были карты и «бычий глаз» - это компас, снятый с самолета.

Когда французы это увидели, сначала у них был тихий шок, потом громкий шок. Потом они куда-то исчезли, и вернулись с ящиками вина. Сидели, пили в честь такого. Они такого татарина не видели никогда: с «бычим глазом», в костюме ОЗК. Когда они посмотрели по карте, увидели, откуда он пришел - это фантастика реально.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter