Интервью: пилот о сложностях трассы, закрытии Red Bull Air Race и будущем
Интервью

Интервью: пилот о сложностях трассы, закрытии Red Bull Air Race и будущем

16 июня 2019, 15:41Photo: Inkazan
Насколько сложна трасса Red Bull Air Race в Казани? Что будут делать пилоты после закрытия соревнований? И каково будущее спортивной авиации? На вопросы Inkazan ответил пилот Николя Иванофф.

Почти два года назад вы нам рассказывали о сложностях трассы Red Bull Air Race в Казани. Тогда были сложности с заходом на стартовые ворота. Сейчас она тяжелее, чем тогда?

Я не очень помню детали, которые были два года назад. Но в этом году на трассе есть определенные сложности, связанные с входными воротами. Чтобы в них попасть надо сделать довольно широкий поворот, не прямой вход. Но, в принципе, если сравнивать с другими трассами, то бывают и сложнее. Она не простая, но и нельзя сказать, что максимально сложная.

Photo:Inkazan

Ежегодно вы являетесь одним из первых пилотов, которые поднимаются в небо над Казанью. Какого это, открывать гонки?

Первый полет называется ознакомительным. В нем участвовать всегда волнительно, потому что это не соревнования, это именно пролет над городом. Более того, это не единичный пролет, это пролет в группе с одним или двумя самолетами. Это всегда более сложно, потому что надо близко лететь друг к другу. И, естественно, это гордость результатом, потому что когда потом видишь, какие красивые фотографии получились… Я и вся моя команда ставим эти фотографии на телефон. Мне это особенно приятно, потому что у меня есть русские корни. Для меня это делать – особая честь и особое удовольствие.

Photo:Inkazan

Мы с грустью узнали, что Red Bull Air Race в этом году проходит последний раз. Что вы будете делать дальше? Увидим ли мы вас в небе над Россией?

Пока каких-либо точных планов нет. Есть понимание, что хочется остаться в спортивной авиации, и если вдруг в России или Казани будут проходить какие-либо авиашоу и меня пригласят поучаствовать, то я с удовольствием приеду. А так, может быть, я буду заниматься еще какой-то работой. Может быть, я буду водить пассажирский самолет, как многие пилоты делают. Пока не знаю, но хочу остаться в спортивной авиации.

Photo:Inkazan

Куда вы денете самолет?

Это хороший вопрос [смеется]. Пока не знаю.

Photo:Inkazan

Сейчас уже можно подводить итоги вашей многолетней работы в Red Bull Air Race?

Я был в гонке с самого начала – с 2003 года. Я принимал участие, когда это еще не было серией, а были разрозненные гонки. Только у Кирби Чамблиса больше гонок чем у меня. Если подводить какие-то итоги… Когда я выигрывал, это, конечно, было приятно. Но самый большой итог – это командная работа, работа, которая была проведена над сплочением и созданием этой команды. Все модификации самолета. То есть это был большой путь и мне важно, что я был здесь с самого начала и до конца.

Было очень интересно наблюдать за развитием и эволюцией этого спорта. Когда был первый год, то тогда вообще не было команды, я один летал. Потом постепенно спорт развивался.

Red Bull Air Race в самом начале был совершенно новым форматом гонок. Это были не соревнования по аэробатике, а именно гонка. Было интересно наблюдать, к чему этот спорт пришел.

Photo:Inkazan

Каким вы видите будущее спортивной авиации?

Я считаю, что спортивная авиация будет всегда существовать. Даже когда люди просто перестанут летать на самолетах, а будут передвигаться только пешком, спортивная авиация всё равно останется. В этом заключается мечта человека. Все люди мечтают летать. Те люди, которые могут, они летают. Те люди, которые не могут летать – смотрят, как летают другие. Посмотрим. Может, будет какая-то другая серия. Никаких сомнений нет. Спортивная авиация будет развиваться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter