Интервью: глава Верховного суда РТ о загруженности судей, присяжных и наказаниях
Интервью

Интервью: глава Верховного суда РТ о загруженности судей, присяжных и наказаниях

16 октября 2019, 14:59Photo: inkazan.ruИльгиз Гилазов
Почему в России не востребованы суды присяжных? К чему приведут новые дисциплинарные наказания для судей? И как работает Верховный суд Татарстана? На вопросы Inkazan ответил его председатель Ильгиз Гилазов.

О судебной системе

В республике много учебных заведений с юридическим профилем, поэтому у нас очередь. Кадровый резерв раз в полгода обновляется, желающих много. Требования повышаются, проверять по всем параметрам начинают не только родственников, но и родственников родственников, не будет ли какого-то конфликта интересов. Претенденты сдают экзамен на кандидата в должность судьи – в год это 120-130 человек, только половина сдает.

Если мировой судья хорошо работает, повышаем на федеральный уровень, с федерального включаем в кадровый резерв и берем в Верховный суд. Категория дел здесь значительно сложнее, по сравнению с тем, что в районных судах рассматривают. В основном подбор кадров происходит в крупных судах – Набережные Челны, Нижнекамск, Вахитовский, Советский и другие казанские суды. Там, где нагрузка очень большая и сложная категория дел.

У нас два апелляционных дня в неделе. У каждого судьи минимум 7-8 дел, а судебные составы по 4-5 человек. Надо со всем ознакомиться, обсудить. Люди приходят, их надо выслушать. Они хотят побольше рассказать, а нам главное суть выяснить. Мы говорим, расскажите об этом, а он начинает: «Да нет, я хотел начать оттуда, когда земля была теплой, динозавры бегали, когда я с женой своей познакомился, как мы начинали жить», хотя они делят какое-то имущество.

Ильгиз Гилазов
Photo:inkazan.ru

Когда мне говорят, что при рассмотрении дел в вышестоящей инстанции, в частности Верховном суде, массово проштамповывают решения районных судов, я говорю: со статистикой сложно бороться. Есть средние цифры, которые у нас из года в год особо не меняются. Допустим, без изменений оставляют рассмотренные 78-80% решений в гражданских процессах, то есть каждое пятое решение, изменяется, отменяется.

О суде присяжных

С присяжными проблема достаточно банальная. За полтора года на районном уровне поступило всего 20 дел, в большей части люди потом отказывались от присяжных. Обществу это не нужно. Да, действительно, по очень громким, сложным делам в этом необходимость есть, когда 12 человек смотрят, решают. И то в последние годы спад пошел.

Я вам конкретный пример приведу: в Лениногорске вызвали для рассмотрения шесть присяжных, ни один не пришел. По два-три раза приглашали, люди не приходят, не заинтересованы. А что взять с маленьких районов – Атнинский, Кайбицкий? Сколько их там – 15 тысяч? Из этих 15 тысяч убрать пенсионеров, правоохранителей, судимых, детей – там ничего не остается! Набрать невозможно коллегию присяжных.

Photo:inkazan.ru

Зачем это нужно было? Оттого, что гражданское общество и СПЧ посчитали, что это улучшит работу судебной системы? Я бы не сказал. И общество должно созреть, и остальные структуры для того, чтобы присяжные рассматривали.

У нас критикуют «особый порядок», а в США есть «сделка с правосудием»: 93% дел, которые поступают в суд, заканчиваются так. Виновный человек признает какую-то часть, ему делают за это скидку и дело прекращается - не рассматривается, вина не устанавливается. Остальная часть дел рассматривается с присяжными. Но у них там и отношение! В конституции США есть обязанность гражданина принимать участие в судопроизводстве. У них боятся не прийти.

В районном звене рассматривать дело с присяжными должен судья-криминалист. Не каждый судья криминалист. У нас в Верховном суде по первой инстанции есть специальный судебный состав. Нужно еще иметь мужество давать сроки и рассматривать эти дела. Мы обращались, чтобы судье охрану предоставляли, охранять судью приходится. У нас рассматривали дело ОПГ «29-й комплекс» – судья полтора года под охраной ходил. У него на кухне охранники спали.

Верховный суд РТ
Photo:inkazan.ru

О дисциплинарных наказаниях

С 1 сентября в отношении судей действует новое дисциплинарное наказание за допущенные нарушения - понижение в квалификационном классе, которое может привести к снижению зарплаты.

Качество работы судьи оценивается во время совещаний. Поднимается вопрос о том, что качество работы плохое. Но за вынесенное ошибочное решение, когда судебная практика изменилась или закон, недостаточно опыта у судьи, наказаний не предусмотрено. За судебные ошибки, связанные с вынесением решений в случае отмены или изменения дела судья ответственности не несет, если это не установлено уголовным делом.

За совершение дисциплинарного проступка, в результате которого были нарушены положения закона, кодекса судейской этики, либо за грубое нарушение прав участников процесса на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание. Раньше их было три: замечание, предупреждение и досрочное прекращение полномочий. Сейчас добавили еще и понижение в квалификационном классе, чтобы не принимать крайнюю меру - прекращение полномочий.

Photo:inkazan.ru

Дисциплинарная ответственность наступает за совершение проступка, связанного с ненадлежащим поведением: грубость в рамках процесса, явно выраженная заинтересованность в рассмотрении того или иного дела, если имеет место конфликт интересов. В части неслужебной деятельности - если с соседями поругался, был задержан за рулем автомобиля в нетрезвом состоянии, нарушил правила дорожного движения.

Ситуаций, связанных с дисциплинарными проступками, за год наберется две или три, хотя наш судейский корпус один из многочисленных – в судах общей юрисдикции в общей сложности состоят почти 700 судей. Поэтому нельзя говорить о том, что мы в массовом порядке начнем понижать квалификационные классы, чтобы рублем наказывать судей.

Ротация имеет место быть: кто-то достигает предельного возраста, кто-то вырабатывает стаж и уходит в отставку. Решение вопросов, связанных с прекращением полномочий по порочащим основаниям, - в год 1-2 случая может быть. Некоторых судей привлекают к уголовной ответственности, но это единичные случаи. То, что введение такой дисциплинарной ответственности как понижение в классе приведет к массовому исходу, – я бы так не сказал.

Photo:inkazan.ru

Об уходе председателя Кировского районного суда

Наиль Булатов ушел, по собственному желанию в почетную отставку. Булатов ушел, потому что особо не справлялся, были претензии к нему в части организационных вещей, скандала с его гражданской супругой. Оно, может быть, одно с другим наложилось. У нас исключительны случаи, когда решается вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности, о прекращении полномочий. Сейчас туда нового руководителя назначили, очень хорошего парня. Олег Соколов – грамотный, толковый с Верховного суда. Он там порядок наведет.

Нижнекамский суд начал рассмотрение уголовного дела, потерпевшей стороной в котором признана гражданская жена бывшего председателя Кировского суда Наиля Булатова. До перевода в Казань в 2014 году Булатов возглавлял Нижнекамский городской суд.

Если мы видим, что судья реально не тянет, мы один раз его предупреждаем. А если видим, что это систематически – мы его приглашаем и говорим: «Слушай, ты не наш. Давай-ка уходи». И люди уходят. Без скандала, потому что понимают, что если мы возбудим дисциплинарное производство и прекратим его полномочия по порочащим основаниям – это «волчий билет».

Photo:pixabay.com

Поэтому основной массе тех, у которых возникают какие-то проблемы, мы говорим – уходи. Они прекрасно понимают и уходят. Здесь тоже с Наиль Наримановичем сложилась такая ситуация: наложились несколько обстоятельств, которые привели к тому, что он понял, что ему нужно уйти в отставку.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter