Изображение материала

«Открывают вентиль?»: вторая карта «Восточного» добавит «ароматов» поселкам Казани

17 марта 2021, 21:00
Фото: kzn.ru
К 2022 году под Казанью планируют ввести вторую карту мусорного полигона «Восточный». Жители поселков, для которых он станет очередным источником «ароматов», пришли высказать претензии на общественные обсуждения ОВОС. Но понимания они не нашли: фраза «не вопрос этих обсуждений» слышалась чуть ли не чаще всего.

Призрак полигона в виде едкого запаха витает над поселками Вознесенье, Константиновка, Привольный, Вишневка, Салмачи и ЖК «Весна». Поэтому обсуждение ОВОС или оценки воздействия на окружающую среду собрало в небольшом зале комитета ЖКХ около 30 человек — и это во вторник в обед. Ответ перед жителями поселков держали УК «ПЖКХ», эксплуатирующая полигон, представитель исполкома и компании-проектанта.

Inkazan ранее подробно разбирал документацию ОВОС. Кратко: планируется построить вторую из четырех карт полигона «Восточный», которой должно хватить на 3 года. Кроме того, в рамках второй очереди до конца 2020-го там должны появиться очистные сооружения. Сейчас фильтрат или «сок» мусора по дренажной системе попадает в пруд-накопитель. Тяжелые металлы оседают на дно, а оставшаяся жижа летом путем орошения возвращается на полигон. Предполагается, что в этом и кроется причина вони. Если фильтрат перед орошением будет проходить очистные сооружения, то он станет не таким вонючим.

Что будет с первой картой?

Первую карту проткнут перфорированными трубами из полиэтилена, через которые будет выходить очищенный абсорбционными фильтрами биогаз. Такая пассивная система дегазации должна уменьшить вонь.

«[Предусматривается] установка для обеспечения организованного выброса свалочного газа вертикальных скважин, расположенных равномерно по территории свалочного тела. Их диаметр составляет 200 мм, глубина скважин — 15 метров», — рассказала представитель проектной организации «Институт Казанский промстройпроект» Татьяна Кукуева.

Затем карту рекультивируют.

Почему для второй карты выбрали именно это место?

Расположение полигона было согласовано в 2011 году. Подобрать участок, по словам главного инженера управляющей компании «ПЖКХ» Алмаза Зиятдинова, не так-то легко.

«Основной вопрос — это грунты. Должны быть глинистые грунты для того, чтобы защитить окружающую среду и подземные воды от загрязнения», — сказал он.

Жители предложили отвести полигон подальше от населенных пунктов, ведь запах отравляет жизнь 150 тысячам человек. Но это невозможно по техническим причинам: без ввода второй карты полноценная рекультивация полигона будет невозможна. Зато третью и четвертую карты строить не будут.

Почему город и компания отказались от этих планов, если с полигоном все в порядке, непонятно. Стоит отметить, что город не в том положении, чтобы «разбрасываться» местами складирования мусора: новой карты «Восточного» хватит на 3 года, полигона на Химической примерно на 2 года. Это подтвердила и сама управляющая компания. То есть к концу 2024-началу 2025 года у Казани не останется мест складирования отходов. Надеются ли власти на мусоросжигательный завод? На этот вопрос ни Зиятдинов, ни начальник санитарного отдела комитета ЖКХ казанского исполкома Станислав Фадеев не ответили четко, предложив изучить территориальную схему.

Фото: Inkazan

Майские ароматы, или почему полигон стал сильнее вонять?

Жители настаивают, что с мая 2020 года «аромат» стал совсем уж невыносимым. И это при том, что в этом месте находится не только «Восточный», но еще два мусорных объекта. На обсуждениях участники пытались добиться ответа от ПЖКХ, почему именно прошлой весной запах усилился. Зиятдинов не смог дать точного аргумента на этот вопрос.

Не вызывают доверия у жителей и утверждения эксплуатанта о том, что первая карта закрыта в декабре 2020 года и сейчас консервируется слоем грунта. По проекту она должна «отдохнуть» пару лет, после чего начнется рекультивация. Но едкий запах остался. Да, рядом есть еще два мусорных объекта, но Самосыровская свалка рекультивирована и превращена в зеленый холм, а полигон КЭК не работает с 2018 года по решению суда. Природоохранная прокуратура посчитала, что запах источает первая карта «Восточного». Жители чуть ли не выпытывали у ПЖКХ позицию по этому вопросу. Из уст Зиятдинова прозвучало два предположения.

«Технологической схемой предусматривается орошение полигона фильтратом из пруда-накопителя. В первый период выделение органических и других веществ в фильтрате меньше. По мере возраста он становится более концентрированным. И мы вынуждены им орошать», — сказал он.

Зимой, тем более после закрытия карты, система орошения не работает.

«Но запах есть!», — возразили поселки.

«Там на самом деле не один полигон, а три. Эффект, скорее всего, суммарный», — выдвинул еще одну версию представитель ПЖКХ.

Кто-то заподозрил, что вонь усилилась из-за того, что на полигоне то ли недоглядели, то ли не стали контролировать технологический процесс.

— Почему мы чувствуем это именно по вечерам? Не человеческий ли фактор? Одним словом, не вечером же открывают этот вентиль, пока все спят? И все службы отдыхают, никого не позовешь, — эмоционально выразился мужчина, сидящий у входа.

— На полигоне вентиля-то нет, — парировал Зиятдинов.

— Почему вечером? , — не унимался житель.

— Не могу ответить, — завершил диалог главный инженер компании.

«Наши нормы где-то ошибочны, не соответствуют современности»

Экоактивистка Гузелия Гиматдинова была единственной участницей обсуждений, заявившейся на выступление. Она разложила свои предложения по полочкам: нужен мониторинг загрязнения воздуха, необходимо построить систему сбора и очистки свалочного газа не только на первой карте, но и на второй, опасные отходы нужно отделять на этапе образования, бытовые отходы следует разделять на сухие и влажные, а жители должны иметь возможность следить за строительством и эксплуатацией полигона.

Что касается первой идеи, то мониторинг ведется. На полигоне есть 8 контрольных точек, с которых снимают показания о загрязнении окружающей среды. По большинству веществ заборы делаются раз в квартал.

Гузелия Гиматдинова
Фото: Inkazan

«У меня вопрос: насколько это эффективно раз в квартал снимать показания загрязнения атмосферного воздуха, учитывая опасность объекта? У меня предложение, чтобы это происходило 24/7 и чтобы это была доступная информация, чтобы жители могли регулярно узнавать», — отметила Гиматдинова.

Но часть ее предложений относится не столько к ПЖКХ, сколько к мусорной реформе 2019 года и к нормам строительства мусорных объектов. На это обратила внимание и сама экоактивистка.

«Если проектируемые полигоны получают положительную оценку, но в итоге они все равно через несколько лет эксплуатации наносят вред окружающей среде и здоровью человека, следовательно наши нормы где-то ошибочны, не соответствуют современности», — сказала она.

Вопросы вызвало и то, что качество воздуха проверяет сам ПЖКХ. «Не заинтересовано ли лицо, которое проводит мониторинг, которое эксплуатирует мусорный полигон?», — спросила Гиматдинова.

Зиятдинов заверил, что компания хоть и проводит мониторинг, анализ веществ делает лаборатория. Компания согласилась предоставить результаты проб по запросу. Но учащать проверки не будут — нет оснований.

Куда увозят органический мусор районов?

Жителей поселков также волновало, будут ли на вторую карту свозить мусор близлежащих районов Татарстана. Мэр Казани Ильсур Метшин называл органические отходы соседей виновником едкого запаха на полигоне.

Для районов должны построить свои кластеры, и работа над этим началась, заявил главный инженер эксплуатирующей компании. Но куда будут свозить мусор, пока их нет? Зиятдинов снова ушел от конкретного ответа: «Это вопрос не этих публичных слушаний. Часть отходов уже не завозится оттуда. Мы отказались от этого».

Жители собирают подписи против второй карты

Общественные обсуждения признали состоявшимися. Поселки намерены продолжить борьбу против второй карты возле их жилищ.

«Сейчас мы хотим еще раз собрать подписи для того, чтобы не допустить открытия второй карты. Мы в течение месяца планируем это сделать», — рассказала корреспонденту Inkazan жительница поселка Вознесенье Ирина.

В прошлом году под обращением об ухудшении запаха удалось собрать 1,8 тысяч подписей. В этот раз жители намерены повысить планку.