Posted 4 июля, 04:00

Published 4 июля, 04:00

Modified 9 июля, 12:14

Updated 9 июля, 12:14

Задержания в Татарстане

Почему силовики «прессуют» чиновников Татарстана

4 июля 2024, 04:00
Фото: 1MI
Задержания в Татарстане
За последний год в Татарстане прошло несколько крупных задержаний как бывших, так и действующих чиновников. По чьему указанию силовики усилили «прессинг», и почему даже высшее руководство региона не может чувствовать себя в безопасности — в материале Inkazan.

Может закончиться плачевно: за кем уже «пришли», а кто еще «на карандаше»

Погорели на «стройке» и ссорах с женщинами

В апреле этого года сотрудники управления экономической безопасности (УБЭП) МВД по Татарстану пришли за тогда еще действующим главой Тукаевского района Фаилом Камаевым. В республиканском следкоме сообщили, что его подозревают в получении стройматериалов на сумму в 1,3 млн рублей в обмен на содействие в заключении договора подряда для работы на стройках района между ГИСУ Татарстана и компанией «Евростиль». В отношении Камаева возбудили еще четыре уголовных дела по факту получения взяток, но не деньгами, а земельными участками, брусчаткой и кафельной плиткой. В общей сложности фигурирующая в них сумма незаконного обогащения увеличилась до 8,6 млн.

Суд отправил Камаева в СИЗО. И не смягчил меру пресечения, несмотря на его жалобы на здоровье и указание на наличие пятерых детей, двое из которых несовершеннолетние. Сам он утверждал, что стал жертвой «земельных войн» — якобы, возглавив район в 2017 году, чиновник вернул планируемые к застройке участки в сельскохозяйственный оборот. По его словам, с тех пор некие люди хотели убрать его с занимаемой должности. По словам собеседника Inkazan, сдала Камаева жена, что после задержания мужа уволилась с должности главы общего отдела местного исполкома.

В Тукаевском районе было неспокойно и до этого скандала: весной 2023 года по подозрению в мошенничестве задержали замглавы исполкома Ильмира Яббарова, спустя шесть месяцев силовики пришли за его преемником Мусой Хузяновым, которого обвинили в получении взятки. По данным «Бизнес Online», уже тогда у правоохранителей возникли вопросы к дому Камаева в поселке Новый, записанному на его сестру. Однако, пишет издание, хода собранным материалам не давали до тех пор, пока в марте 2024-го МВД по Татарстану не возглавил Дамир Сатретдинов — уроженец Астраханской области, успевший поработать в министерствах внутренних дел Хакасии и ХМАО.

Примечательно, что карьера Камаева пошла в гору после того, как в 2002 году его заметил тогда еще глава актанышской администрации Энгель Фаттахов. К 2005 году Камаев уже был его заместителем, в 2012-м, после перехода Фаттахова на должность министра образования региона, возглавил район. Когда в республике прогремел «языковой скандал» и Фаттахов вернулся на прежнее место работы, Камаева «перебросили» в Тукаевский район. Покинуть его чиновнику удалось по собственному желанию, хотя прокуратура региона настаивала на увольнении в связи с утратой доверия.

Фаттахов, ушел с должности главы Актанышского района после скандалов с вандализмом в отношении православных крестов на местном кладбище. Он был задержан в мае этого года. Версия регионального следкома — дело возбудил лично его глава Валерий Липский — и УБЭП до боли напоминает фабулу дела Камаева: якобы в 2018-2022 он получил взятку стройматериалами на строительство дома в селе Актаныш на сумму в 21,8 млн рублей, взамен пообещав помочь с заключениями договора подряда. Есть и еще одна похожая черта: по словам собеседника Inkazan, Фаттахова сдала бывшая сноха, которая судилась с его сыном Ильнаром из-за алиментов. Экс-чиновник находится в СИЗО и вину не признает.

Обе истории получились весьма показательными. Камаев стал первым с 2011 года попавшим под арест действующим главой муниципалитета. 13 лет назад руководителя Верхнеуслонского района Александра Тимофеева поймали на взяточничестве и приговорили сначала к штрафу в 300 млн рублей, затем заменив наказание на четыре года колонии. Фаттахов не раз избегал скандалов, которые могли закончиться арестом, снискав себе славу буквально неприкасаемого чиновника. В этот раз силовики послали четкий сигнал о том, что никто не забыт. И история Фаттахова показала, что с женщинами нужно расходиться полюбовно.

Прятали квартиры и судились за власть

«Чистки» идут не только в районах Татарстана: фигурантами громких дел стали и некогда главы районов Казани, по влиятельности нередко соперничающие с коллегами из муниципалитетов.

Теперь уже экс-глава Кировского и Московского районов города Сергей Миронов — племянник бывшего руководителя следкома республики Павла Николаева, сам окончивший Казанский юридический институт МВД России, служивший в органах и работавший помощником судьи. В 2011 году он стал сотрудником мэрии Казани, а четыре года спустя возглавил районную администрацию.

Иск с требованием уволить Миронова в связи с утратой доверия осенью 2023 года подал тогда еще прокурор Татарстана Илдус Нафиков. Дело затянулось, продолжил его пришедший на смену Нафикову выходец из Санкт-Петербурга Альберт Суяргулов. По версии следствия, Миронов скрыл данные об имуществе его семьи в общей сложности на 308 млн рублей — речь идет как минимум об 11 квартирах, пишет «Бизнес Online».

Сообщалось, что показания на тогда еще главу районов дал директор строительной компании «Бриз» Андрей Беляков, якобы упомянувший некого доверенного риэлтора Миронова, на сведениях, полченных от которой, и было построено дело. Свой пост Миронов покинул только спустя семь месяцев — в марте 2024-го. Он пытался оспорить увольнение в Верховном суде Татарстана, а затем в кассационном суде, — безуспешно.

«Провожая» Миронова в администрации признали, что в 2022 году экс-глава допустил нарушения в справке о доходах, за что получил дисциплинарное взыскание. Но охарактеризовали его исключительно положительно, в то же время пообещав сделать выводы. Сам Миронов распространил в соцсетях видео на фоне иконы, где заявил, что не прощается. И пропал вместе с имуществом на 308 млн.

«Реальное время» сообщало, что увольнением дело не ограничилось — Миронов стал фигурантом дела о злоупотреблении полномочиями, якобы оказав помощь своей матери с перепланировкой помещений.

По аналогии с парой Камаев-Фаттахов, следующий «удар» прокуратуры пришелся по уже бывшему главе Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Казани, а ныне ректору КНИТУ-КАИ Тимуру Алибаеву. Прокуратура через суд потребовала забрать у него и его супруги 24,1 млн рублей со счета в турецком банке и три квартиры, передав их в доход государства. Якобы доходы семьи не позволяют иметь такие блага.

Как и Миронов в свое время, Алибаев настаивает на законности приобретенного: якобы квартиры были куплены на деньги от продажи жилья родственников в Башкирии, а деньги на счету — займ от бизнесмена Айрата Ахмадеева, полученный на учебу дочери ректора в Турции. Он подтвердил в суде, что давал деньги в долг, но подтверждающих это расписок не показал. Процесс еще не завершен.

Тем не менее, оба разбирательства стали для мэрии Казани плохим сигналом: «око государево» следит как за действующими чиновниками, так и за теми, кто успел покинуть исполком.

Ввергали в ужас «негосударственным подходом»

Особняком в череде задержаний и громких уголовных дел стоит Альметьевский район, где задержания чиновников, кажется, уже стали привычным делом. Только за последние два года муниципалитет минимум пять раз оказывался в центре громких скандалов. Миновали они только главу района, сына экс-министра финансов Татарстана Тимура Нагуманова.

Летом 2022 года по подозрению в получении взятки задержали главного архитектора Альметьевска Антона Севастьянова, позже получившего условный срок за мошенничество. Весной 2023-го силовики пришли за замглавы исполкома Андреем Подоваловым, тоже подозреваемым во взяточничестве. Еще через несколько месяцев в мошенничестве заподозрили руководителя отдела торговли управления экономики местного исполкома Дамира Хабибуллина. Этим летом была задержана глава районного комитета земельно-имущественных отношений Ильвира Пузырева, а следом — экс-руководитель управления ЗАГС Гузель Амирова. Обе подозреваются в мошенничестве.

Что примечательно, расставаться с задержанными сотрудниками в исполкоме нефтяной столицы не спешат — этой весной прокурор Татарстана через суд потребовал уволить в связи с утратой доверия Севастьянова, приговор которому уже вынесен, и Подовалова, следствие по делу которого еще идет.

«Регулярно прокуратура сталкивается с негосударственным подходом со стороны руководителей пойманных коррупционеров, которые пытаются всячески сгладить последствия для своих подчиненных. Мне непонятна такая мотивация и логика действий этих руководителей, так называемых псевдозащитников. Но я точно знаю, что для них это может закончиться очень плачевно», — заявлял прокурор Татарстана Суяргулов в конце прошлого года.

Нагуманов, пять лет проработавший бизнес-омбудсменом Татарстана, пришел в Альметьевский район в 2019 году — по словам собеседников Inkazan, его предыдущий руководитель Айрат Хайруллин не смог наладить отношения с ПАО «Татнефть», фактически являющимся главной силой в городе. Судя по количеству уголовных дел, появляющихся в вотчине Нагуманова, он тоже не отличился в части решения конфликтных ситуаций. Что особенно хорошо видно на примере Нижнекамского района, который в 2022 году возглавил Рамиль Муллин. Последний явно сумел найти общий язык с крупнейшими предприятиями города — «ТАИФом» и «СИБУРом». Как итог: отсутствие громких скандалов и экономический рост города.

С претензией на особый статус: почему силовики-варяги «взялись» за Татарстан

В 2020 году в республику пришел новый глава следкома Липский. В 2023-м прокурором региона стал Суяргулов, годом позже региональное МВД возглавил Сатретдинов. Все они, в отличие от своих предшественников, не являются уроженцами Татарстана, где традиционно влияние чиновников было выше, чем у силовиков. Теперь последним предстоит показать, на что они способны, заявил собеседник Inkazan, отсюда и громкие дела.

«По отношению к субъектам, претендующим на особый статус, а татарстанские элиты претендуют на особый статус, хотят выделиться из череды среднестатистических российских регионов, к таким субъектам федерации, в силовой среде и на федеральном уровне особое отношение в негативную сторону. Поэтому там по возможности пытаются в том числе и ключевые кадры в силовых структурах ратировать, делать так, чтобы они приходили из других регионов», — заявил Inkazan политолог Павел Салин.

По его словам, «Скорее всего, здесь Татарстан оказался в федеральном тренде». Однако эксперт считает: хоть живущим в регионе и может показаться, что силовики проводят жесткую политику, отсутствие громких историй из республики в федеральных новостях, говорит о том, что это не так. Однако эксперт отметил, что прессинг со стороны правоохранительных органов в отношении чиновников растет с прошлого года.

«На федеральном уровне принято решение, что в условиях жесткого геополитического противостояния возможность стимулировать бюрократию с помощью пряника, с помощью того, что закрываются глаза на определенные коррупционные злоупотребления, если не исчезла, то сильно минимизирована. А эффективность управления повышать нужно», — объяснил Салин.

По его словам, в это прослеживается логика: «Одного арестуешь, а 10 или 50 испугаются и начнут более эффективно работать без коррупционной подпитки». При этом, хоть установка и идет от федерального центра, на местах она преломляется с учетом местных особенностей: «Где-то силовики особо ретиво действуют, поскольку имеют личную претензию к бюрократии, где-то они действуют без фанатизма, но, тем не менее, усиливая прессинг».

Весной этого года «Бизнес Online» сообщал, что пропавший из инфополя прокурор республики не был ни в отпуске, ни на больничном — якобы он летал в Москву с «папками» на татарстанских чиновников, согласовывая возбуждение уголовных дел. Тогда предполагалось, что им будет дан старт в преддверии инаугурации президента страны 7 мая, но, казалось бы, логичнее дождаться итогов Саммита стран БРИКС.

В «копилке» Суяргулова, который утверждал, что «Неприкасаемых быть не должно», уже есть дело Миронова, идет процесс против Алибаева, в марте по требованию прокуратуры уволили владеющего иностранными ценными бумагами замминистра здравоохранения Татарстана Айрата Гарипова. Интересный факт: переезжая в Казань из Санкт-Петербурга, он не привез с собой команду, сделав ставку на работоспособность имеющихся кадров.

«Благолепие, которое окружало наших чиновников, закончилось. Ситуация станет хуже — их будут задерживать. Вопрос в том, насколько это будет критично. Предполагаю, что сейчас правоохранительный блок просто расписывает ручку. Скорее всего, будут стремиться „взять“ какого-то крупного чиновника — мэра города или, например, вице-премьера. Но как все получится, это другой вопрос», — заявил собеседник Inkazan.

Напротив, за главой следкома Липским, сделавшим карьеру в Московской области, в Татарстан приехали около девяти человек, хотя он признает, что в регионе есть «мощный костяк» следователей по особо важным делам. После его назначения в регионе было несколько громких историй: приговор экс-предправления «Татфондбанка» Роберту Мусину, дело МЧС, сотни налоговых разбирательств.

Последнее применимо и к крупному бизнесу: с момента прихода Липского в регион следователи с завидной регулярностью приходят в офис ПСО «Казань» заслуженного строителя Татарстана Равиля Зиганшина. Еще в 2022 году главный следователь говорил, что к этому делу «принципиальное отношение», несмотря на связи бизнесмена, что, благодаря трудам подчиненных Липского, даже успел посидеть в изоляторе.

На Зиганшине споткнулся новый глава татарстанского МВД Сатретдинов: резонансное ДТП со смертельным исходом произошло во время его назначения на должность — дело на сидевшего за рулем Зиганшина закрыли. Очевидно, генерал-майор полиции делает ставку на УБЭП, сотрудники которого обеспечили, например, громкое задержание Камаева. Недаром его сотрудникам построили новое здание в центре Казани.

«Опять же, за последние 6-8 месяцев в несколько раз возросло число информационных сообщений об аресте региональных чиновников 2-3 уровня. То есть арестовываются все, вплоть до заместителей губернатора. Единственный, кто сейчас неприкосновенен, это действующий губернатор, это точка отсечки. А остальные, вплоть до замгубернаторов, не могут чувствовать себя в безопасности», — заявил Салин.

Собеседник Inkazan отмечает, что под пристальным вниманием будут находиться не только чиновники, но и крупный бизнес — и «напор» следкома на Зиганшина тому пример. Впрочем, давать санкции на старт таких процессов, очевидно, будут в Москве. И силовикам еще не раз придется слетать туда с «папками», а их оппонентам — попытаться «договориться».