Здание, которое «дышит»: музей Тукая в доме Шамиля откроется осенью 2018-го

Здание, которое «дышит»: музей Тукая в доме Шамиля откроется осенью 2018-го

Здание, которое «дышит»: музей Тукая в доме Шамиля откроется осенью 2018-го

4 апреля 2018, 17:50
Культура
Диана Самохина
Фото: inkazan.ru
Сегодня журналистам показали обновленный дом Шамиля. В здании с 1986 года располагается музей татарского поэта Габдуллы Тукая. Планируется, что казанцы и гости столицы смогут познакомиться с экспозицией осенью 2018 года.

Власти республики обещали обновить «Дом Шамиля» до Чемпионата мира по футболу-2018. Работы шли несколько лет, только на реставрацию у подрядчика ушел год. Общая стоимость работ на объекте составила 140 миллионов рублей. Эта же компания реставрировала ДК им. В. И. Ленина.

В здание музея пока не привезли предметы из экспозиции. Пустые залы первого этажа заставлены коробками. По словам охранника дома Шамиля, в них находится современная мебель. Несмотря на то, что особняк старинный, в нем установили кондиционеры и видеонаблюдение. Будку охраны подрядчик оборудовал под лестницей, поэтому она не нарушает изящество обстановки. Еще одно нововведение — отдельный туалет с поручнями для маломобильных групп населения.

Дом Шамиля — городская усадьба XIX века постройки. Она получила свое название после того, как купец первой гильдии Ибрагим Апаков вручил ее в качестве свадебного подарка дочери Бибимарьямбану в 1884 году. Единственная дочь Апакова в 18 лет вышла замуж за генерала Мухаммад-Шапи — одного из сыновей имама Шамиля. Последний — борец за независимость Кавказа, участвовавший в войне с Российской империей. Шамиль сдался при осаде селения Гуниб в 1859 году. Спустя семь лет Шамиль и Мухаммад-Шапи принесли присягу на верноподданство России. До свадьбы сына на Бибимарьямбану Апаковой имам не дожил. Он умер в 1871 году в Медине.

Мухаммад-Шапи — один из сыновей Шамиля от супруги Патимат, скончавшейся в 1884 году. Женитьба на дочери казанского купца была для 45-летнего генерал-майора третьим браком. В 1906 году Мухаммад-Шапи скончался от сердечного приступа. Бибимарьямбану, владелица усадьбы, продала ее молодому купцу 2-й гильдии Валиулле Ибрагимову, торговавшему конфетами. Женщина уехала с дочерьми в Санкт-Петербург. Ибрагимов прожил в усадьбе около 13 лет. В 1919 году его имущество национализировали. Дом Шамиля остался жилым, но обитали в нем не богачи, а простые казанцы.

По словам замминистра культуры республики Светланы Персовой, из дома Шамиля пытались сделать Дворец шахмат. «Начали делать, не доделали и перенести в другое здание», — сказала она. В 1981 году Совет министров ТАССР издал постановление о постановке здания на охрану как памятника истории и архитектуры. Спустя 5 лет реставрационных работ, в доме Шамиля открылся литературный музей Тукая.

Подрядчик не смог восстановить планировку. «В течение всего советского периода дом пережил несколько реконструкций. Здесь были коммунальные квартиры, очень мало что сохранилось из интерьеров. Планировку восстанавливать не стали», — сказала Персова.

По словам начальника отдела реставрации ГК ГИСУ Татарстана Майи Морозовой, ремонт можно назвать «новоделом» лишь отчасти — в здании проводились ремонтно-реставрационные работы, большую часть отделки, фурнитуры, светильников и лепнины подрядчик восстанавливал по сохранившимся документам. «Какие-то корректировки были, но старались восстановить все абсолютно», — сказала она.

Например, входная дверь в музей — подлинная, за исключением коррекции некоторых деталей и покраски. «Светильники также подбирались под стилистику здания — модерн. Выбирали старые фотографии, стилистика светильников осталась такой, какая она есть», — сказала Морозова.

В голубой комнате, с которой начинается путешествие по усадьбе, стоит роскошная лестница с резными балясинами и широкими перилами. Бетонные ступени — подлинные, уточнила Морозова. Частично их пришлось отреставрировать и восстановить. В ходе ремонта, прошедшего в середине 80-х годов XX века, рабочие отбили края и колевки ступеней и покрыли их дешевым мрамором.

«При разборке и анализе мы выяснили этот факт и докомпоновали лестницу. Стилистика балясин осталась такой, какая она есть. Но часть из них была утрачена — некоторые их них поменяли, а некоторые — почистили и покрасили, сказала Морозова. Поручни также пришлось обновить. Лепной декор на лестничной клетке и стенах комнаты — не новодел, его также отреставрировали.

Окна на втором этаже — витражные. «Это — не современные желания. Все осталось таким же, как в доме Шамиля. Только стекло стало более современным», — сказала Морозова. Подоконники и рамы сделаны заново по старинным образцам. Старые комплектующие сгнили. «На объекте культурного наследия окна идут в две нитки. У них нет современных уплотнителей. Окна были естественной вентиляцией зданий, поэтому они были с щелями, чтобы циркулировал воздух. На сегодняшний день вентиляционные работы в этом здании проводились только в маленькой части — подвале. Восстанавливали окна в две нитки, того же образца», — сообщила Морозова.

При укладке полов реставраторам пришлось пойти на уступки. Полы на втором этаже в комнате, на которую выходит лестница, покрыты мрамором. Изначально они были деревянными. Нормы по пожарному проектированию исключают использование горючих материалов.

Дом Шамиля только с виду кажется добротным зданием из камня. На самом деле, он полностью деревянный. Например, в нем нет гидроизоляции, все перекрытия выполнены из древесины. «Это здание само по себе дышит. Оно уникально тем, что таких зданий в Казани практически не осталось», — сказала Морозова.

Реставраторы постарались не навредить дому. Они столкнулись с трудностями: стропила здания сгнили. «Нам приходилось какие-то части «лечить», какие-то вещи дополнять бетонными работами. Но это было аккуратно, чтобы организм этого здания «дышал» так же, как и раньше», — сказала Морозова. Территорию вокруг здания покрыли гравийно-песчанной смесью, которая сохраняет естественное испарение влаги. Это необходимо, чтобы вода не попадала под фундамент дома.

До реставрации экспозиция, посвященная Тукаю, располагалась на втором этаже дома в четырех залах. На первом разместили конференц- и выставочный залы, кассу, гардероб и экспозицию о творчестве писателя Шарифа Камала. «В новой экспозиции у нас будут задействованы все два этажа. Она начнется около центральной лестницы», — сообщила заведующая музеем Гузель Тухватова.

Администрация музея сделает акцент на предметном мире произведений Тукая. «Мы будем больше рассказывать о казанском периоде его жизни. В экспозиции будет детский центр. Маленьких посетителей будут встречать герои детских произведений Габдуллы Тукая, его родная деревня, ее быт», — сказала Тухватова. Конференц-зал сохранится в здании. Там будут проводиться литературно-музыкальные вечера, встречи и музейные праздники. Один зал отведут под временные выставки.

В помещениях на втором этаже разместится экспозиция, посвященная книгам поэта, в том числе, на иностранных языках. «Конечно же, все подлинники мы не сможем показать, есть отдельные условия хранения. Некоторые из них будут в электронном варианте. Для новой экспозиции мы сделали сканы из библиотеки Санкт-Петербурга. В Казани книги Тукая «Сабит учится читать», нет, она не сохранилась», — отметила Тухватова.

Экспозиция также расскажет о родословной Тукая как в электронном, так и в предметном вариантах. «У нас в фондах хранится кумган, который, по легенде, принадлежал матери Тукая. Один из новых экспонатов — пиала, из которой любила пить чай сестра Тукая Газиза», — сказала Тухватова. Еще одна часть экспозиции — «Созвездие Тукая», посвященная современникам поэта. В рамках нее продемонстрируют, в том числе, личные вещи актрисы Сахипжамал Гиззатуллиной-Волжской, которой Тукай посвятил стихотворение «Два солнца».

До официального открытия литературного музея поэта туристам предлагают пешеходные и автобусные экскурсии по «тукаевским» местам в Казани. Еще один из способов узнать о творчестве Тукая больше — посетить экскурсию «Колыбель поэта», которая познакомит туристов со знаковыми местами из его биографии.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter