По реке плывет топор из села Кукуева: почему в РТ бизнес не добирается до госзакупок

По реке плывет топор из села Кукуева: почему в РТ бизнес не добирается до госзакупок

1 октября , 16:44ЭкономикаPhoto: inkazan.ru
В Казани прошло первое после самоизоляции очное заседание Общественного совета «Бизнес против коррупции». У предпринимателей за этот период накопились вопросы, а первую встречу решили полностью посвятить госзакупкам. Почему МСБ сложно до них добраться и стоит ли менять законодательство — в материале Inkazan.

В начале встречи было заявлено, что в Татарстане за два года упало число контрактов по госзакупкам с малым и средним бизнесом. Но главной заявленной темой была проблема предоставления преимуществ организациям инвалидов. Сейчас по закону все преференции предоставляются исключительно общероссийским общественным организациям и не распространяются на межрегиональные, региональные и местные.

Начальник отдела закупок административно-хозяйственной деятельности АО «Региональная лизинговая компания республики Татарстан» Александр Лямин заявил, что этот правовой пробел исключает возможность получения преимуществ большому числу региональных и местных организаций инвалидов, несмотря на то, что они, как и общероссийские, создаются с теми же целями — поддержка и трудоустройство людей с ограниченными возможностями. Продвигать эту проблему и дальше общественный совет согласился практически без обсуждения.

Второй вопрос оказался гораздо острее. Лямин затронул тему участия субъектов среднего и малого предпринимательства в электронных закупках по 223 и 44 Федеральному закону (ФЗ). По его словам, закупки при участии малого и среднего предпринимательства проходят только в электронной форме и исключительно на электронных площадках, установленных правительством.

«В соответствии с частью 5 постановления правительства № 657 при осуществлении электронной закупки оператор электронной торговой площадки может взимать плату за участие в электронных торгах», — сказал Лямин, пояснив, что по 44 ФЗ такая плата составляет 1% от начальной цены контракта, а по 223 закону каких-либо ограничений нет. Площадки сами устанавливают стоимость участия. В среднем плата составляет около 5 тысяч рублей.

Photo:pixabay.com

Таким образом, законодательство предоставляет МСП право участвовать в закупках, но, чтобы получить его, нужно заплатить. «Почему стоимость по 223 ФЗ больше, чем по 44 ФЗ, и является ли взимание такой платы мерой поддержки в целом? Это же дополнительная нагрузка», — возмущался Лямин, предлагая полностью исключить плату за участие.

На это генеральный директор агентства по Государственному заказу Яков Геллер ответил, что слова не соответствует постановлению правительства и, очевидно, предыдущий спикер с ним не знаком.

«То, что молодой человек сказал, расходится с постановлением правительства. Все говорят, что надо защищать малый бизнес, и я согласен. У нас есть вообще два типа жалоб: мало дают и много берут. Но вот этот вопрос настолько дискуссионный, что его нужно обсуждать среди специалистов», — сказал он.

За бизнесмена попыталась вступиться сопредседатель Общественного совета автономной некоммерческой организации «Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» Гульнара Сергеева. Она заявила, что подобные мероприятия рассматривают как вариант привнесения каких-то изменений.

Photo:inkazan.ru

«Мы можем создать комитет, хоть по делам Франции, и обсуждать целый день, что будет делаться во Франции. Но вопрос работы электронных торговых площадок рассматривается на уровне премьер-министра России», — заключил Геллер.

Бизнесмен и руководитель департамента по противодействию коррупции Роберт Закиров заявил, что в этом вопросе есть упущение и со стороны госзаказа. Организация могла бы создать на базе общественного совета рабочую группу, которая бы помогала обсуждать все вопросы. Также Закиров внес и свое предложение, касающееся торгов.

«Неоднократно я говорил, что в госзакупках, к примеру, по поставкам мебели, участвует фирма, у которых всего лишь арендовано помещение, стоит стол и телефон. И они участвуют в госзакупках на миллиарды рублей. Кто они такие?», — возмущался он, добавляя, что в таких аукционах должен участвовать производитель, а не люди, которые занимаются перекупкой.

На это сразу же ответил Геллер, заявив, что его слова могут не понравиться остальным спикерам.

«Когда я захожу в аудиторию читать лекцию, я задаю вопрос: «Ребята, поднимите руку, кто из вас сможет повторить закон Архимеда». Обычно на группу 40-50 человек находится 2 смелые руки. Не важно, знаешь ты закон Архимеда или не знаешь, но в отличие от русской частушки: «По реке плывет топор из села Кукуево, ну и пусть себе плывет железяка… «всякая» — он не поплывет. Это не зависит от ваших знаний или незнаний. Это физика. Экономика — тоже свод законов. Стоит где-то нарушить закон, как экономика утонет, а она и тонет, потому что мы голосованием раз за разом принимаем законы, нарушающие экономику!», — заявил он.

Геллер дополнил, что любая фирма может стать поставщиком, и прежде чем выдвигать подобные предложения, над ними нужно поработать со специалистами, иначе все вокруг будут просто смеяться. «Когда вы говорите, (что участвовать может — Inkazan) только производитель, так можно сказать, что любая организация, где директор кандидат наук, или только организация, где директор Геллер», — продолжил он.

Также он заявил, что в республике нет ни одного уголовного дела, по которому бы посадили заказчика, а если суд выносит такие решения, значит все это в рамках закона.

«Хотите менять закон, вот, пожалуйста, — Сергеева. Выбирайте ее депутатом в Госдуму, и она вам будет менять законы», — сказал он, добавив, что юристы обычно говорят, что если тебе не нравится закон, то у тебя есть всего один выход — изменить свое отношение к нему. По итогу общественный совет решил еще раз проработать этот вопрос на уровне рабочей группы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter