ТАИФ, СИБУР и банки с госучастием: кто может стать новым кормильцем КЗСК

ТАИФ, СИБУР и банки с госучастием: кто может стать новым кормильцем КЗСК

2 апреля 2018, 11:15
Экономика
Фото: kazanreporter.ru
Новыми инвесторами для банкротящегося Казанского завода синтетического каучука могут стать структуры "ТАИФа", "СИБУР", банки с госучастием. А вот госкорпорации - "Ростех" и иже с ним - вряд ли заинтересуются. К такому выводу пришли опрошенные Inkazan эксперты. В целом,банкротство аналитики сочли способом списать долги.

Арбитражный суд Татарстана ввел наблюдение и назначил временного управляющего на КЗСК 29 марта. Сумма долгов в картотеке обозначена в 125,2 млн рублей. С заявлением ОАО "Казанский завод синтетического каучука" обратилось еще в мае 2017 года.

За месяц до этого - в апреле прошлого года - гендиректор «Татнефтехиминвест-холдинг» Рафинат Яруллин на заседании с участием главы РТ Рустама Минниханова рассказал о тяжелой ситуации на предприятии. Тогда Минниханов поручил «сделать так, чтобы завод продолжал работать». Уже после подачи заявления на банкротство - 21 июля - заместитель гендиректора «Татнефтехиминвест-холдинга» Харис Мустафин заявил о переводе КЗСК на трехдневную рабочую неделю.

Осенью прошлого года КЗСК стал одним из стратегических предприятий России. Предполагалось, что завод сможет выйти из банкротного дела. Отмечалось, что банкротство таких предприятий проходит по особенному. Ожидалось, что правительство России может провести собственный анализ сложившейся на заводе финансовой ситуации, погасить некоторые задолженности, а также проработать варианты с реструктуризацией кредитов. Завод был одним из активов Евгении Даутовой, председателя правления обанкротившегося банка "Спурт". Ее доля в уставном капитале составляла 30%. По мнению старшего аналитика "Альпари" Анны Бодровой, если бы не ситуация со «Спуртом» и «КЗСК-Силиконом», строительство которого обескровило банк, «КЗСК» работал бы без особенных проблем.

Эксперт-аналитик АО "ФИНАМ" Алексей Калачев рассказал Inkazan, если банкротится предприятие, входящее в список стратегических и которое при этом работает на выполнение гособоронзаказа, то его имущество должны распродавать на закрытых торгах. У КЗСК контракты с минобороны были. К распродаже имущества таких предприятий, говорит эксперт, допускают только тех инвесторов, которые имеют право выполнять оборонные заказы. С покупателем требуется обеспечить перезаключение соглашений об исполнении условий конкурса.

"То есть, банкротству стратегического предприятия практически ничего не мешает. Фактически, банкротство в данном случае является легальным способом списания значительной части накопленных долгов предприятия. Его имущество переходит другому юрлицу, но деятельность может и не прекращаться. Даже исполнение госзаказа будет продолжено", - сказал Калачев.

Старший аналитик "Альпари" Анна Бодрова считает, что нельзя исключать следующего варианта развития события: если предприятие входит в состав компаний стратегически важных для российской экономики, то велика вероятность, что ему найдут нового инвестора из числа государственных компаний. Для казанского завода таким стратегическим инвестором может стать любой из банков с госучастием. При таком раскладе КЗСК может быстро войти в норму, если, конечно, параллельно не распродадут его имущество.

По мнению Калачева, купить КЗСК могли бы крупнейшие нефтехимические предприятия, заинтересованные в диверсификации своей продуктовой линейки. Этот могут быль нефтехимические производства, расположенные в Татарстане, например, входящие в группу "ТАИФ". В качестве внешнего инвестора активом мог бы заинтересоваться "СИБУР", имеющий в своем составе каучуковые производства.

"А может быть будет создано новое юрлицо, и на него просто перепишут собственность, соблюдая документальные формальности. Не думаю, что оборонная промышленность, например, Ростех, примет участие, мне кажется доля оборонной продукции не так высока", - сказал Калачев.

С предприятиями подобного рода непросто работать в рамках банкротства, отметила Бодрова. Это предполагает остановку предприятия, а функционирование нефтехимических производств лучше не останавливать, потому что перезапустить его будет сложно. Еще в мае прошлого года, напомнила аналитик, на заседаниях правительства Татарстана были даны поручения найти форму работы таким образом, чтобы производства не останавливались. Есть смысл что-то делать с активом «КЗСК-Силикон» – предприятие тоже банкрот, более 51% его акций принадлежит «КЗСК», остальным владеет Росимущество.

Бодрова напомнила, что синтетические каучуки и продукция на их основе – сложный технологический процесс. Предприятия со схожей линейкой продукции есть в Татарстане, но объемов их выпуска для реализации внутреннего спроса недостаточно. На мощностях «КЗСК» производятся силиконовые каучуки (нетоксичные морозо- и термоустойчивые вещества, используемые далее для производства резиновых смесей, резиноткани – потребитель оборонка, герметиков), полиэфиры (компонент для дальнейшего выпуска резинотехнических изделий, основной потребитель которых тоже оборонка), тиоколы (авиастроение и радиотехника), термоэластопласты (высокопрочный компонент с хорошими свойствами амортизации, используется в машиностроении и оборонном секторе).

Калачев отметил, что КЗСК имеет единственное в стране производство силиконовых кремнийорганических каучуков, единственное производство полисульфидных каучуков, которые применяются в том числе в самолетостроении, космической технике, приборостроительной, радиоэлектронной, электротехнической и кабельной промышленности. "Собственно, отсюда и его стратегическое значение. Остальная продукция не является уникальной", - сказал эксперт.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter