Итоги-2019: Фарид, ну ты работал?

Итоги-2019: Фарид, ну ты работал?

8 января , 19:00Экономика
Редакция Inkazan подводит информационные итоги года, вспоминая о наиболее значимых событиях, которые освещались в новостях издания.

В феврале 2018 года Артем Здунов покинул пост министра экономики Татарстана. Ему долго искали замену, предлагая должность тогда еще мэру Альметьевска Айрату Хайруллину, но он отказался, и кресло досталось министру экологии Фариду Абдулганиеву. У него по счастливой случайности оказался диплом экономиста. В феврале прошлого года итоги работы чиновника на новой должности подвел глава республики Рустам Минниханов фразой «Фарид, ну ты работай».

По словам собеседника Inkazan, уже тогда он был на грани вылета из кабинета министров. Однако в республике существует негласное правило — чиновнику дают возможность отработать два года. Для Абдулганиева этот срок истечет через месяц. «Может быть, вам тоже задуматься о том, готовы ли вы дальше руководить этим министерством?», — поинтересовался у министра депутат Госсовета Артем Прокофьев в конце 2018 года.

На прошлогодней коллегии Минниханов завил о слабой работе по привлечению резидентов в территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). По данным на конец 2018 года, на таких территориях работали 32 резидента, на конец 2019-го — 65. Прорывной рост числа компаний компенсировался сомнительными решениями, например, Счетная палата России задалась вопросом, стоило ли создавать ТОСЭР в Вятских Полянах, рядом с которыми работает 12 промзон, в том числе — одна ОЭЗ.

Впрочем, реальное положение дел в отрасли — тайна, скрытая за семью печатями. Данные, пусть и не самые актуальные, есть на сайте минэкономразвития России и даже консульства США, но министерство Абдулганиева предпочитает о них умалчивать. При Здунове такого не было. В уходящем году были и большие победы в области привлечения инвестиций — Татарстан в качестве одного из опорных регионов в Поволжье выбрали крупнейшие маркетплейсы — Ozon и Wilberries.

Критикуя работу Абдулганиева в феврале 2019-го, Минниханов напомнил, что в рейтинге инвестиционного климата Татарстан опустился на третье место из-за высокого давления на бизнес. В прошлом году республика заняла вторую строчку, но попала в антирейтинг преследования бизнеса и не вошла даже в десятку субъектов по числу занятых в сфере малого и среднего бизнеса. Татарстан обошли регионы, где финансирование программ поддержки предпринимателей существенно ниже.

В начале прошлого года Минниханов акцентировал внимание на работе региональной лизинговой компании, заявив, что «можно найти сколько угодно оправданий», но регион участвует в проекте своим капиталом, а значит, он должен развиваться. Тогда из 26 получивших поддержку проектов только 12 находились в Татарстане. В 2019 году плановый показатель был перевыполнен только на 2%, что, несомненно, стало результатом упорной работы министра после критики главы республики.

Одним из крупнейших проектов для министерства стало введение налога для самозанятых — в начале 2019 года Татарстан вошел в число четырех пилотных регионов, где люди, работавшие «в тени», получили возможность легализовать доходы. Перед субъектом поставили цель: зарегистрировать 60 тысяч таких граждан к концу года. Власти развернули широкую информационную кампанию, но первые итоги были неутешительны: к марту зарегистрировали четыре тысячи самозанятых, к июлю — 18 тысяч.

Удивительно, но впереди планеты всей оказалось не минэкономики, а исполком Казани, предложивший программу поддержки данной категории граждан и организовавший для них фестивали для продажи товаров. На этом фоне прогремело несколько крупных скандалов, связанных с деятельностью министерства и налоговой службы: сначала самозанятые пожаловались на давление силовиков, затем родители школьников заявили о принудительной регистрации детей в качестве работающих на себя лиц.

Минэкономики и налоговая и глазом не моргнули, а во второй половине года ускорили темпы выведения населения «из тени»: в сентябре в регионе было 30 тысяч самозанятых, в ноябре — 53 тысячи. В начале декабря министерство отчиталось о перевыполнении плана: зарегистрировали более 60 тысяч человек. Вот только жителей Татарстана из них — 54,5 тысячи. Сколько в этом списке неработающих школьников, родственников и друзей сотрудников минэкономики доподлинно неизвестно.

Комментарий депутата Госсовета от партии КПРФ Артема Прокофьева:

За этот год они (министерство экономики Татарстана — Inkazan) провели серьезную работу над ошибками, много вопросов было у нас, мы неоднократно проводили встречи. Я считаю, что в целом за этот год они перестраивали свою работу в лучшую сторону. Конечно, окончательно говорить пока сложно — будем смотреть на дальнейшую перспективу, как будет работа строиться.

В части самозанятых, я думаю, это вопрос не только к министерству экономики, а в целом к деятельности кабинета министров в Татарстане и, конечно, федеральной власти, которая этот проект запустила и Татарстан определила в качестве полигона. Я лично считаю, что в том виде, как этот проект задумывался и реализуется, это все-таки ошибка.

Когда этот проект появился, руководитель налоговой службы Российской Федерации сразу обозначил, что затраты на администрирование нового налогового режима будут сопоставимы с тем, что можно собрать. Сразу возникает простой вопрос: ребята, а для чего тогда вообще этим надо заниматься?

Запускается огромная государственная машина, чтобы подсчитать, сколько должны уплатить самозанятые. И все, что мы соберем, едва ли окупит те затраты, которые на организацию этой деятельности были потрачены. Самый главный вопрос к этому. А здесь, на местах, планка задана, в любом случае пытались как-то на нее выйти.

Есть вопросы, конечно, и к нам были обращения, мне поступали письма. В том числе мы адресовали это и к министерству экономики. Фактов грубого давления после выяснения обстоятельств не было. Но сама история с «компанейщиной» очевидна. А самый главный вопрос, который возникает, — для чего?

Надо искать деньги у крупного капитала, который экспортно ориентированный. Там огромные деньги, которые должны как раз поступить в экономику страны. А не лазить по карманам самозанятых. У людей уже сформировано недоверие к обещаниям власти. Я разговаривал с людьми по поводу введения налога для самозанятых.

Говорят: теоретически, может быть, это и интересно. Но все ожидают от государстве подвоха — сейчас налоговые ставки такие, завтра они будут другие. Цель конечная государства воспринимается многими как попытка поставить всех на учет, чтобы потом собирать по полной. Такие настроения существуют у людей.

Опять таки — недоверие к власти оно же не сегодня родилось, не вчера. Многократные обманы со стороны власти — с тем же налоговым режимом, когда обещают не менять пять лет налоги, и меняют их в течение первого года. Это та же пенсионная система, пенсионное ограбление. Все это на наших глазах происходит.

Почему после этого люди должны доверять какому-то режиму самозанятых? Самое главное, эти люди часто себя воспринимают так: государство не дало возможности получить нормальную работу, зарплату, они как-то выкручиваются — работают нянями, репетиторами — и с них же хочет государство взять дополнительно налоги. Но это же стыдно, в конце-то концов.

Артем Прокофьев
Photo:Inkazan

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter