На наказание Мусина может повлиять освобождение Полонского — адвокаты

На наказание Мусина может повлиять освобождение Полонского — адвокаты

16 августа 2017, 07:52
Экономика
Photo: realnoevremya.ru
Сумма хищений в деле экс-предправления ТФБ Роберта Мусина увеличилась до 50 миллиардов рублей. По мнению экспертов Inkazan, банкир может рассчитывать на относительно мягкое наказание, несмотря на 22 эпизода дела.

Вчера стало известно, что ущерб от деятельности Мусина оценивается уже в 50 миллиардов рублей. Для сравнения - в 2016 году бюджет РТ потратил на здравоохранение 35 млрд. Именно такой сумма ущерба по делу Мусина была в середине июля. Когда банкира и депутата арестовали, речь шла о 3 млрд рублей, похищенных у ЦБ.

Сейчас 53-летнему председателю правления "Татфондбанка" инкриминируют 22 эпизода по трем статьям УК: ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствиями) и п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате преступления).

По мнению адвоката российского бюро «Резник, Гагарин и партнеры» Александра Макарова, Мусину сложно будет рассчитывать на скорое освобождение при наличии сильной доказательной базы и внушительном ущербе. Напомним, в 2015 году юрист представлял интересы миллиардера, председателя совета директоров УК "АС "Менеджмент" Алексея Семина, когда тот стал фигурантом дела о пожаре в ТЦ "Адмирал".

«Думаю, негласно будет учитываться общественный резонанс. В законе это никак не прописано, но так или иначе, суды, следствие, правоохранительные органы это имеют ввиду», — сказал Макаров о перспективах на приговор Мусину в беседе с Inkazan.

У Мусина есть шанс избежать максимальных сроков, предусмотренных инкриминируемыми ему статьями, поскольку преступление не носит насильственный характер, считает Макаров. «Это, в какой-то степени, экономическое преступление. Предпринимательская деятельность сопряжена с этим. Поэтому по такого рода делам судьи стараются избегать максимальных планок», — сказал он. Но 22 преступных эпизода, по мнению Макарова, способны "повысить санкции". Хотя шанс на это и невелик.

«Но вряд ли можно говорить о том, что это будут максимальные санкции. Многое будет зависеть от того, будет ли доказано само преступление и причастность лица к нему, возмещен ли ущерб или нет, если да, то в каком размере. Это тоже имеет существенное значение. Но судя по внушительности ущерба, я слабо представляю, как его можно возместить», — отметил он.

Самое суровое наказание по статьям, по которым проходит Мусин - 10 лет лишения свободы.

Казанский адвокат Владимир Гусев считает, что на дело Мусина может повлиять история с руководителем девелоперской компании «Миракс Групп» Сергеем Полонским. По данным издания «Ведомости», в последний момент суд переквалифицировал беглому бизнесмену статьи — с ст. 159 ч. 4 УК РФ на ст. 159.4 — «мошенничество в сфере предпринимательской деятельности». Поэтому Полонского приговорили к 5 годам в колонии, но суд освободил его за истечением срока давности. Предприниматель 2 года находился в СИЗО.

«Раньше мошенничество в сфере предпринимательской деятельности вообще никак не развивалось. И суды не переквалифицировали, и органы предварительного следствия не квалифицировали так. Была статья, но по ней не было судебной практики. А в случае с Полонским создана резонансная ситуация. Соответственно, что само правоприменение будет в этой части развиваться», — сказал Гусев корреспонденту Inkazan.

По мнению Гусева, если подобная практика с годами будет развиваться, то у Мусина и у генерального директора ГК «ФОН» Анатолия Ливады есть шансы на более мягкий приговор.

«К тому времени, когда будут судить Мусина, возможно, это получит более широкое развитие и правоприменительная практика судебная будет развиваться по тому принципу, то у него есть чисто теоретически переквалификации и назначения более мягкого наказания», — сказал Гусев и отметил, что если рассматривать существующие статьи для Мусина, то срок по ним может быть «суровым».

14 августа пресс-служба СУ СКР по РТ сообщила о новом эпизоде в деле Мусина — выводе залогового имущества ООО «Весна» с помощью подписания договора о залоге акций с Госжилфондом на сумму более 1,2 миллиарда рублей. В последующем было заключено соглашение о расторжении документа. В период вывода залогового имущества долг «Весны» по кредитным договорам с ТФБ составлял более 674 миллионов рублей. Часть кредитных обязательств перед рухнувшим банком осталась без обеспечения, снизилась перспектива их возврата временной администрацией за счет реализации залогового обеспечения по кредитным договорам с «Весной». Махинация нанесла АСВ и кредиторам ТФБ ущерб на сумму свыше 1,2 миллиардов рублей.

Всего было возбуждено 13 уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»), сообщает татарстанский Следком. Они связаны с хищением денежных средств ТФБ через вывод залогового имущества по нескольким кредитным договорам. Общая сумма — свыше 18 миллиардов рублей. Сейчас Мусин находится в СИЗО. Первое инкриминируемое ему дело завели в начале 2017 года. Оно касается мошенничества с кредитом ЦБ РФ на 3,1 миллиарда рублей.

Чаще всего в российской истории банкиры получали приговоры в виде заключения в колонии общего режима. И это несмотря на то, что сумма выведенных ими средств была намного выше, чем мусинская. Так получилось в случае с экс-президентом «Внешпромбанка» Ларисой Маркус и ее заместителем Екатериной Глушаковой. 12 мая 2017 года Маркус приговорили к 9 годам колонии общего режима, Глушакову — к четырем. Сегодня Маркус обжаловала приговор, его сократили на полгода. Женщин признали виновными по статьям «мошенничество» (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и «присвоение или растрата» (ч. 4 ст. 160 УК РФ). По делу также проходил брат Маркус — совладелец «Внешпромбанка» Георгий Беджамов. Он скрылся в Монако, где в апреле 2016 года его арестовали по запросу Генпрокуратуры. Суд Монако позволил выпустить Беджамова под залог.

Топ-менеджеров одного из старейших банков России признали виновными в хищении более 113,5 миллиардов рублей. Дело рассматривалось в особом порядке, поэтому приговор стал щадящим. На смягчение меры повлияли «грамоты и награды» Маркус и факт, что Глушакова содержит престарелую мать.

Всем троим вменили хищение 113,5 миллиардов рублей у банка. С 2009 по 2015 годы Маркус и Беджамов раздавали кредиты подконтрольным компаниям. Юридическим сопровождением сделок занималась Глушакова. Растрата составила 101 миллиард рублей, эти деньги были похищены через кредиты нескольким фиктивным компаниям. Более 5 миллиардов рублей брат и сестра выдали в виде кредитов знакомым и партнерам. Оставшиеся 7 миллиардов Маркус и Беджамов просто списали с клиентских счетов.

30 апреля 2016 года Измайловский суд Москвы приговорил экс-председателя правления «Мособлбанка» Виктора Янина к 3,5 годам колонии. В 2015 году он получил 6 лет колонии, суд обязал его выплатить 800 тысяч рублей штрафа и возместить банку ущерб в размере 578 миллионов рублей. По совокупности наказаний бывший топ-менеджер «Мособлбанка» проведет за решеткой 7 лет, сообщают СМИ. В первый раз Янина признали виновным в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). С помощью фальшивых договоров вкладов физлиц Янин похитил у «Мособлбанка» более 578 миллионов рублей, считает следствие. Часть денег он перевел на счет одной из компаний для исполнения перед ней собственных обязательств. А затем деньги были перечислены на личный счет топ-менеджера.

Из уголовного дела Янина вывели в отдельное производство дело о хищении не менее 70 миллиардов рублей у вкладчиков «Мособлбанка». По нему суд вынес приговор в отношении бывшего председателя правления, его заместителя Юлии Зединой и бывшего совладельца «Мособлбанка» Анджея Мальчевского. Всем инкриминировали мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Благодаря тому, что Мальчевский, Зедина и Янин заключили досудебное соглашение и активно погашали долги перед вкладчиками, они получили небольшие сроки. Экс-совладелец «Мособлбанка» отделался 4 годами колонии, а Зедина — 3 годами колонии.

По версии следствия, в течение двух лет бывшее руководство банка выводило средства через кредиты аффилированным компаниям. Также правоохранители зафиксировали вывод денег вкладчиков за банковский баланс и последующее похищение. Общая сумма ущерба составила 68 миллиардов рублей. По договору со следствием фигуранты вернут свыше 300 объектов недвижимости.

Экс-председателя правления «Инвестбанка» Ольгу Боргардт и совладельца финансово-кредитного учреждения Сергея Мастюгина в августе 2017 года приговорили к заключению в колонии общего режима. Боргардт получила 6 лет, а Мастюгин — 8 лет. Таганский суд Москвы признал их виновными по статьям «Растрата» (ст.160 УК РФ) и «Злоупотребление полномочиями» (ст.201 УК РФ). Лицензию у «Инвестбанка» отозвали в конце 2013 года, финансовая дыра банка составила 45 миллиардов рублей. По версии следствия, в 2014 году Фонд содействия реформирования ЖКХ потребовал от «Инвестбанка» выдать 1,5 миллиарда рублей собственных средств. В СК полагают, что эту сумму перечислили по фальшивым контрактам на счета фирм-однодневок. Мастюгина и Боргардт обвиняли в выдаче кредитов на 800 миллионов рублей подконтрольной компании и получении ценных бумаг в качестве залога. Перед отзывом лицензии Мастюги велил Боргардт снять с бумаг обременение. Таким образом, «Инвестбанк» лишился и денег, и залога.

Среди дел российских банкиров есть прецеденты с условным наказанием. Мягкой мерой отделался бывший председатель правления «Смоленского банка» Анатолий Данилов — 12 сентября 2016 года он получил 7 лет условно с испытательным сроком 5 лет. Приговор смягчили из-за состояния здоровья Данилова, преклонного возраста, наличия малолетнего ребенка и положительной характеристики. В конце ноября 2016 года апелляционная инстанция скостила срок банкира до 6 лет условно с испытательным сроком 4 года. Фактический владелец «Смоленского банка» Павел Шитов объявлен в международный розыск.

Данилову вменили статьи «Неправомерные действия при банкротстве» (ч.2 ст.195 УК РФ), «Причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения» (ч.2 ст.165 УК РФ) и «Мошенничество» (ч.4 ст.159 УК РФ). ЦБ РФ отозвал лицензию у «Смоленского банка» 13 декабря 2013 года. После этого «Смоленский банк» заключил фальшивые договоры об об уступке прав требования по кредитным договорам. Стоимость первой сделки составила 21 миллион рублей. По такой же схеме, через оформление формальных внутрибанковских проводок с открытых в «Смоленском банке» счетов 3 компаний были списаны более 69 миллионов рублей. Под платежные поручения заключили договора долевого участия в строительстве дома. МВД зафиксировало еще один подобный эпизод. В декабре 2013 года Данилов переоформил права «Смоленского банка» на имущество, полученное в залог от другой компании на фирму своей знакомой. Стоимость имущества составила 402 миллионов рублей. Также Данилов заключил на себя кредитный договор без обеспечения в размере 7,8 миллионов рублей.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter