Экономный Татарстан: как республика пострадала от COVID-19

Экономный Татарстан: как республика пострадала от COVID-19

20 октября , 18:56ЭкономикаPhoto: Госсовет РТ
Министр экономики Татарстана Мидхат Шагиахметов рассказал, как COVID-19 ударил по экономике республики. О том, чего ожидает региональное правительство и почему это больше похоже на выдачу желаемого за действительное, в материале Inkazan.

Будущее республиканского бюджета в очередной раз обсудили на заседании комитета Госсовета по инвестициям, экономике и предпринимательству. В последнее время региональная экономика — одна из главных тем встреч чиновников и депутатов, которым на следующей неделе предстоит принять бюджет на 2021 год.

Предварительные итоги падения

Тем временем 2020-й заканчивается без ошеломительных успехов. Так, сократилось промпроизводство в сфере нефтедобычи. Впрочем, это Шагиахметов объяснил не пандемией, а сокращением добычи столь важного для региона «черного золота», которое произошло в рамках договоренностей ОПЕК+.

Снижение фиксируется и в химическом производстве, и в машиностроении. Тут повлиял коронавирус, из-за которого упал общемировой спрос на продукцию и произошел сбой во взаимодействии сторон. По словам министра, вслед за сокращением деловой активности упало потребление электроэнергии.

«Указанные виды деятельности, подчеркну, составляют более 50% промышленного производства нашей республики», — заявил Шагиахметов. И хотя сферы нефтепереработки и пищепрома растут, индекс промышленного производства за январь–август в Татарстане составил 97,9%, то есть на 2,1% меньше, чем в 2019 году.

Ожидание роста vs люди без денег

«В 2021–2023 годах ожидается постепенное восстановление потребительской активности. Оборот розничной торговли прогнозируется на уровне 102,5%. Все большую долю здесь занимает электронная торговля. С открытием распределительных логистических центров Татарстан становится важным логистическим хабом и центром интернет-торговли», — сказал Шагиахметов.

Роста потребительской активности после пандемии, когда выяснилось, что у большинства россиян нет накоплений и средств к существованию, ждет и федеральное правительство. Во многом укреплению этого показателя способствовали так называемые «путинские выплаты» на детей. Стоит отметить, что росту популярности онлайн-покупок также способствовала пандемия.

Депутат Госсовета Роман Мугерман увидел в ожиданиях минэкономики «подозрительную корреляцию» ожидаемого роста потребактивности на 4% с аналогичным ростом счетов за коммунальные услуги. «Заработные платы снижаются и ожидаются к снижению в этом году, за счет чего прогнозируется рост потребительской активности?», — спросил он.

Шагиахметов ответил: несмотря на то, что потребактивность восстанавливается, до уровня 2019-го она не дотягивает. В своих позитивных прогнозах минэкономики отталкивалось от данных за 2020 год. Аналитик ГК «Финам» Алексей Корнев заявил Inkazan, что пока это больше похоже на выдачу желаемого за действительное.

«Как бы мы не пытались, существенного роста потребительской активности не будет по одной простой причине — у людей нет денег. Я не вижу, ни по стране в целом, ни по отдельным регионам, ситуацию, где бы можно было сказать что да, вот тут у нас готовится серьезный прорыв вперед», сказал он.

Активности ждут не только от рядовых граждан, но и от инвесторов. Это прописано в национальных целях до 2030 года, согласно которым инвестиции в основной капитал должны увеличиться на 70% по сравнению с текущим годом. Правительство Татарстана действительно планирует рост, но на 4,5%.

В сентябре этого года глава Агентства инвестиционного развития Татарстана Талия Минуллина предрекла региону «большое инвестиционное падение». Она заявила, что в республику вкладываются предприниматели, которые и сами переживают не лучшие времена. Минуллина сообщила, что Татарстану стоит задуматься о сохранении существующих инвесторов.

С прогнозом чиновницы согласился Корнев, заявив, что Россия и без пандемии не самая привлекательная с точки зрения инвестиций из-за санкций, проблем с защитой частного капитала. «В реальный сектор иностранные деньги не идут, а отечественных денег особо-то и нет», — заявил Inkazan эксперт.

Надежда на сельчан и безработица

Региональное правительство ждет положительных результатов, например, от агропромышленного комплекса: если он в целом будет работать эффективнее, то и зарплаты сельчан вырастут. Несколько лет назад тогда еще глава минсельхоза республики Марат Ахметов возмущался, что они получают около 12 тысяч рублей.

Сегодня называют цифру в 23 тысячи, но она все равно не дотягивает до среднереспубликанского значения. Контролировать уровень зарплат в который раз поручал и глава Татарстана Рустам Минниханов. Правительство, судя по всему, намерено решить проблему комплексно, подняв и оплату, и само сельское хозяйство. Впрочем, успех предприятия под вопросом.

«На сегодняшний день численность безработных с начала года у нас выросла на 68 тысяч человек и составляет порядка 73 тысяч человек. Мы наблюдаем определенное снижение с начала сентября — у нас уже сократился уровень регистрируемой безработицы в целом по республике на 5 826 человек», — сообщил Шагиахметов.

Впрочем, министерство выяснило, что пандемия виновата в этом только частично: по данным минэкономики, каждый второй безработный длительное время не был трудоустроен или пришел на биржу труда из сегмента «серого рынка». В республике сейчас есть порядка 40 тысяч вакансий, но будут ли они интересны соискателям — неизвестно.

Будущее без «плана Б»

Очевидно, что Татарстану придется экономить — парламент республики уже готов принять дефицитный бюджет не только на 2021-й, но и на последующие три года. О том, какие сферы недополучат денег, Мугерман спросил замминистра финансов Татарстана Аллу Анфимову. Четко сформулировать мысль она не смогла — парламентарий попросил ответить ему письменно.

Зато Анфимова рассказала, какие доходы в бюджет республики ожидаются в этом году. Обильного потока цифр не выдержали даже депутаты — Мугерман попросил замминистра готовить слайды или в целом пересмотреть подход к выступлению. Это была не первая такая жалоба от парламентариев.

Чего Татарстан точно не ожидает, так это второй волны коронавируса — этот риск в бюджет на следующий год не заложен. Пока правительство ждет «консервативного сценария», депутаты недоумевают: «план Б», по мнению парламентария Эдуарда Шарафиева, нужен в любом случае, потому что вслед за второй волной коронавируса может прийти и третья, и четвертая.

Корнев объяснил это тем, что правительство, скорее всего, будет действовать по шведскому сценарию, то есть избегать серьезных ограничений, которые могут «добить» ослабевший малый и средний бизнес. Однако будет ли оправдано это решение, покажет время.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter