Крах банковской группы Мусина вошел в политическую плоскость

Крах банковской группы Мусина вошел в политическую плоскость

5 апреля 2017, 14:27
Политика
Артем Малютин
Ситуация с татарстанскими банками уже вышла за рамки экономического контекста и положит начало принципиальным изменениям, говорят эксперты.

5 апреля ЦБ отозвал лицензию у «Татагропромбанка», который входил в банковскую группу ныне арестованного экс-председателя правления «Татфондбанка» Роберта Мусина. Отозвать лицензию пришлось, так как банк полностью лишился собственного капитала. Произошло это из-за того, что ему приходилось финансировать другие банки Мусина, находившиеся в дефолтном состоянии.

После отзыва лицензии у «Татфондбанка» и «Интехбанка» 3 марта «Татагропромбанк» вынужден был доформировать резервы, в результате чего его отрицательный капитал достиг 0,6 миллиарда рублей, сообщила пресс-служба ЦБ. Судя по отчетности банка, с декабря прошлого года по март нынешнего его капитал сократился почти на 99%. «До настоящего времени руководством и участниками кредитной организации не осуществлены действенные меры по нормализации ее деятельности», — сказано в сообщении Центробанка.

На начало марта физические лица хранили в «Татагропромбанке» 1,76 миллиарда рублей. АСВ сообщило, что выплаты по застрахованным вкладам начнутся не позднее 17 апреля, а банки-агенты будут определены до 11 апреля.

Ситуация с местными банками сейчас крайне неоднозначная, но «тенденция краха пока подтверждается только по линии ТФБ», отмечает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Ничего не грозит банкам средней величины, учитывая, что тотальные проверки Центробанк уже провел; раз реакции не последовало, значит, «эти банки могут пока спать спокойно», говорит он.

Введение временной администрации в «Татфондбанк» в декабре прошлого года спровоцировало проблемы во всех банках, что так или иначе были связаны с Мусиным. Следом за «Татфондбанком» ЦБ в конце 2016-го назначил временную администрацию в «Интехбанке», а в феврале нынешнего года — в подконтрольных Мусину «Тимер банке» и банке «Советский».

«Татфондбанк», по сути, был одной из основ всей банковской системы Татарстана, поэтому логично, что его крах связан с рисками для многих остальных, говорит Антонов. «Мы бы не стали делать позитивных прогнозов. Тем более, что вкладчики сейчас имеют все основания не доверять банковскому сектору как таковому», — добавляет он.

«Постепенно будут вытесняться с рынка банки и руководители, работающие по принципу кумовства, личных связей. С отзывом лицензии у “Татфондбанка” этому процессу был дан официальный старт».

До недавнего времени у Татарстана было специфическое положение в финансовой, да и в политической сфере — это не секрет, говорит менеджер крупной инвестиционной компании. Мало где еще было столько же региональных банков, как здесь. Но не исключено, что теперь, после истории с «Татфондбанком» и всех ее последствий, положение дел изменится, и прежней самостоятельности больше не будет, рассуждает он. «Игра довольно серьезная идет, судя по последним перестановкам, и не только в финансовом контексте — шире», — говорит собеседник.

Для банков, напрямую не связанных с группой Мусина, появились другие, косвенные риски — это риски регулирования, считает генеральный директор микрофинансовой компании «Мани Фанни» Александр Шустов. ЦБ уже заменил главу нацбанка Татарстана Мидхата Шагиахметова, а за этим наверняка последуют еще более жесткие решения.

«Постепенно будут вытесняться с рынка банки и руководители, работающие по принципу кумовства, личных связей. С отзывом лицензии у “Татфондбанка” этому процессу был дан официальный старт», — говорит Шустов. Ослабить же надзор уже не получится, потому что накоплена «критическая масса протестующих вкладчиков», и даже малейший повод может стать импульсом для протестной активности, «бессмысленной и разрушительной», уверен эксперт.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter