Нагуманов. Часть II. Бизнес и власть: история презрения

Нагуманов. Часть II. Бизнес и власть: история презрения

18 октября 2017, 13:26
Политика
Photo: rbc.ru
Тимур Нагуманов стал уполномоченным по защите прав бизнеса в 2013 году. Тогда же был запущен проект «Бизнес и власть. Откровенный разговор», создан совет по предпринимательству при главе РТ. Однако МСП, как и до появления омбудсмена, продолжает жаловаться на проверки, административные барьеры и произвол чиновников.

Нагуманов, став омбудсменом по защите прав бизнеса, по сути не имел опыта предпринимательской деятельности. Поэтому мотивы руководства республики, при выборе его на эту должность не совсем ясны. Параллельно с учебой в институте он работал топ-менеджером в различных структурах, подконтрольных Роберту Мусину. А через год после окончания вуза стал главой Дрожжановского района.

Нагуманов является одним из самых узнаваемых людей в аппарате главы Татарстана. Кроме него это руководитель аппарата Асгат Сафаров и две советницы главы Татарстана Олеся Балтусова и Наталия Фишман. При чем из всех них у него наилучшая репутация в глазах общественности.

Имя Сафарова ассоциируется у обывателя с отделом полиции «Дальний». Балтусова воспринимается многими как ренегат: из девушки, стоявшей с одиночными пикетами против разрушения памятников архитектуры, она превратилась в чиновницу, оправдывающую действия властей. Ее публичная деятельность за последнее время сводится к покраске домов на улице Волкова. О Фишман негативно отзываются главы районов и многие ее коллеги в аппарате. Среди рядовых казанцев репутация Фишман очевидно будет ухудшаться. Два проекта, связанных с ее именем — реконструкция парка «Черное озеро» и строительство набережной озера Кабан, —превратились в долгострой.

Поведение Нагуманова в общественном поле, с одной стороны, регламентируется аппаратным этикетом, с другой — работой команды пиарщиков. Нагуманов не делает громких заявлений и не комментирует скандалы с предпринимателями. Этим он кардинально отличается от федерального омбудсмена Бориса Титова. Таким образом, Нагуманов не является новостным спикером для СМИ Татарстана, хотя по роду своей деятельности должен быть таковым.

Нагуманов не стал комментировать дело бывшего главы ассоциации малого и среднего бизнеса Хайдара Халиуллина. Следком РТ подозревает его в мошенничестве, связанном с госпрограммой «Лизинг-грант». В своей работе Нагуманов много взаимодействовал с этим человеком. Отсутствие поддержки омбудсмена вызвало недовольство членов ассоциации.

Для малого бизнеса Татарстана Нагуманов не является «своим» человеком. Бизнесмены воспринимают его как чиновника — защитника госаппарата, а не интересов предпринимателей.

Отношение власти к бизнесу в Татарстане, как и в России в целом, носит ряд системных проблем. Руководство республики привыкло мыслить десятками и сотнями миллионами долларов инвестиций. Успешный индивидуальный предприниматель, создающий рабочие места, так и не стал символом Татарстана. Казанский кремль болеет гигантоманией: Алабуга, Иннополис, «Казань Эскпо». Эти проекты создаются для бизнеса, но на их фоне бизнесмены на совете по предпринимательству выглядят вечно жалующимися лилипутами. С момента запуска проекта «Бизнес и власть» на встречах предприниматели сетовали на давление контролирующих органов и административные барьеры. Спустя 3 года эти вопросы остаются основными на встрече с главой Татарстана.

Однако главную медвежью услугу МСП в Татарстане оказала нефтяная промышленность. ПАО «Татнефть» воспринимается как образующее предприятие республики. Долгое время поступления в бюджет Татарстана от налоговых отчислений позволяли чиновникам не заниматься развитием другого производства. Бизнес развивался скорее вопреки, а не благодаря помощи регионального правительства. Это привело к росту недовольства руководством республики среди бизнесменов. Ропщущих предпринимателей необходимо было возглавить и направить их гнев в нужное русло. Для этого и учредили пост, который занял Нагуманов.

С точки зрения аппаратной идеологии, работа Нагуманова безупречна. Жалобы предпринимателей растворяются в недрах его аппарата. Омбудсмен зачастую не принимает от них жалоб в письменном виде, и это избавляет его от необходимости оформлять ответ. Не совсем понятно, кто вообще в аппарате Нагуманова контролирует те или иные жалобы, потому что подавляющее большинство людей, работающих с ним — пиарщики и копирайтеры. Они не имеют опыта в ведении делопроизводства.

Показательна история с предпринимательницей из Иннополиса Кариной Каримовой. Скандал с ней освещал Inkazan. По ее словам, представитель арендодателя, ИТ-университета, вымогал у Каримовой, сертификаты на бесплатные посещения ее салона красоты. После того, как предпринимательница отказалась давать сертификаты, с ней в одностороннем порядке расторгли договор. Женщина утверждала, что мэрия была в курсе ее проблем и не оказала содействия. Салон в итоге закрылся. Наши корреспонденты лично переправили жалобу предпринимательницы и ее контакты в аппарат Нагуманова. О действиях омбудсмена нашему изданию ничего неизвестно, хотя в его аппарате Inkazan заявили, что в проблеме «разбираются».

В августе этого года, на встрече в Богатых Сабах Нагуманову пожаловались предприниматели Иван Ашанцев и Адель Мазитов. Их компании поставляли продукцию на стройки в Тюлячинском районе, однако деньги за товар они не получили. По словам бизнесменов, гарантом оплаты выступал лично глава муниципалитета Ильдус Зарипов. Нагуманов тогда сказал: «Дополнительно обращаться не надо в письменной форме — мы вам направим, у нас предыдущие заявления есть, мы материалы найдем, все следы у нас имеются». Результатов действий Нагуманова бизнесмены так и не дождались.

Ашанцев и Мазитов выступали от лица целой группы обманутых предпринимателей. Несмотря на это, Нагуманов, спустя полтора месяца, поставил Тюлячинский район на первые места в рейтингах делового климата и деловой активности. По словам омбудсмена, рейтинг составлялся на основании опроса представителей бизнеса. Как муниципалитет смог занять первые места, имея столько негативных отзывов – неизвестно. Опрошенные Inkazan бизнесмены, которые были недовольны Тюлячиским районом, заявили, что их во время составления рейтинга не опрашивали.

Таким образом, Нагуманов никогда открыто не встает на сторону предпринимателей. Более того, его аппарат прилагает все силы, чтобы не бросить тень на того или иного чиновника. Это позволяет ему избежать конфликтов с коллегами. Очевидно, что Нагуманов рассматривает должность омбудсмена как ступень к большему посту. В перспективе он может рассчитывать на министерский портфель в правительстве Татарстана или должность главы крупного района или города в республике.

Совет по предпринимательству при главе Татарстане стал не инструментом в решении проблем бизнеса, а скорее «милой тусовкой». Глава Татарстана однажды высказал мнение, что к микрофону допускают предпринимателей из числа друзей Нагуманова. «Молодой – и на первом ряду, значит, с Тимуром в корешах», — прокомментировал Минниханов выступление некоего Чингиза Гиззатова.

Самым громким скандалом между властью и бизнесом в РТ, стал конфликт между предпринимателем Леонидом Барышевым и мэром Елабуги Геннадием Емельяновым. Он показал большую пропасть в отношениях госмашины и бизнеса.

Команды Барышева и Емельянова — конкуренты в борьбе за кресла депутатов в елабужском Горсовете. По итогам выборов 2010 года топ-менеджеры «Эссен Продакшн АГ» и другие приближенные к Барышеву получили 9 из 20 мест в Горсовете. Благодаря своей численности они могли саботировать заседания, как это получилось в ходе конфликта из-за строительства ТЦ «Каравелла». Сейчас в Горсовете сидят лишь два «барышевца» В 2015 году между Барышевым и Емельяновым началась информационная война с мемами и провокационными поздравлениями на Новый Год. Причина «перестрелки» — возможное строительство в Елабуге татарстанской «мегасвалки».

Дело не в том, что Барышев и Емельянов — люди, которые не умеют вести диалог, а в том, что бизнес и власть глубоко презирают друг друга. Районный глава воспринимает любого бизнесмена, как источник денег для Сабантуев. А для бизнеса глава района — это человек, который устанавливает свои правила игры, идущие в разрез не только с законами Российской Федерации, но и с общепринятыми понятиями справедливости.

Между Барышевым и Емельяновым на страницах СМИ произошел, пожалуй, единственный откровенный разговор бизнеса и власти в Татарстане.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter