У кредиторов ТФБ и «Интехбанка» почти не осталось шансов

У кредиторов ТФБ и «Интехбанка» почти не осталось шансов

3 марта 2017, 14:38
Общество
3 марта Центробанк отозвал лицензии у «Татфондбанка» (ТФБ) и «Интехбанка» (ИТБ). На двоих они остались должны кредиторам десятки миллиардов рублей, но взять с банков больше нечего.

Фото: kommersant.ru

«Татфондбанк» и «Интехбанк», тесно связанные друг с другом и много лет подряд шедшие рука об руку, лишились лицензии в один день. Сегодня Центробанк России вывел из банков временную администрацию АСВ (в ТФБ она была введена 15-го, а в ИТБ — 23 декабря прошлого года) и назначил другую. Последняя будет работать до того, как арбитражный суд приступит к банкротству банков и назначит конкурсного управляющего или ликвидатора.

Решение об отзыве лицензий принято до истечения того срока, который был отведен АСВ для оценки финансового состояния банков. Судя по всему, «Татфондбанк» знал о намерениях ЦБ заранее, так как недавно попросил международное агентство Standard&Poor’s отозвать все свои рейтинги.

Санировать банки с участием АСВ и кредиторов «на разумных экономических условиях» было невозможно, учитывая, что оба они полностью утратили собственный капитал и имели плохие активы, указал ЦБ в своем сообщении. Руководство ТФБ и ИТБ недооценивало финансовые риски, а когда банки вошли в дефолтное состояние, не предприняло мер по нормализации ситуации.

Интересно, что известие об отзыве лицензий появляется именно сейчас, когда власти Татарстана уже дали вкладчикам надежду на санацию, а крупнейшие промышленные компании согласились выделить на это собственные ресурсы. Министр экономики РТ Артем Здунов сегодня заявил, что на такое развитие событий никто не рассчитывал.

27 февраля пресс-служба минэкономики сообщила, что в спасении ТФБ готова участвовать группа «ТАИФ». По просьбе главы РТ Рустама Минниханова она направила в ЦБ «возможные варианты поддержки банка». Министерство отмечало, что наличие стратегического инвестора считалось ключевым условием для принятия решения о санации.

В январе спасению «Татфондбанка» готова была способствовать и «Татнефть». Она заявила, что может конвертировать 5,4 миллиарда рублей, заблокированные на ее счете в ТФБ, в его капитал.

Когда встает вопрос, отзывать лицензию или санировать банк, АСВ должно исходить из экономической целесообразности. Видимо, посчитали, что отзыв попросту обойдется дешевле, говорит старший аналитик «Велес Капитала» по банковскому сектору Юрий Кравченко. Даже в случае привлечения внешнего инвестора без частичного участия государства в спасении ТФБ было не обойтись, считает он.

Решение об отзыве лицензий — больше политическое, нежели экономическое, считает партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко. Временная администрация работает, время идет, а результатов нет. Следовательно, говорит он, ЦБ отзывает лицензию просто формально.

Шевченко отмечает, что при прочих равных условиях в банке «Пересвет» продлили работу временной администрации, хотя закон просто не предусматривает такую возможность. Однако с «Татфондбанком» произошло то, что произошло, говорит он.

Не исключено, что, отозвав лицензии, ЦБ защитил интересы инвесторов и государства; практика показывает, что санирование проблемных банков переходит в трудности для более крупных, говорит аналитик «Алор Брокер» Евгений Корюхин.

Масштаб потери

Большинство вкладчиков ТФБ и ИТБ из числа физлиц уже получили страховые возмещения. По состоянию на 19 января вкладчики «Интехбанка» получили более 78% выплат, а «Татфондбанка» — 86,8%.

С вкладчиками-юрлицами и остальными кредиторами ситуация куда более сложная. 22 февраля руководитель временной администрации ТФБ Дмитрий Онегин подписал отчет банка за четвертый квартал 2016 года. В нем говорилось, что из-за паники вкладчиков, начавшейся в декабре, юридические лица забрали из банка 27% своих средств.

На 1 января 2017 года компании (кроме кредитных организаций) хранили в «Татфондбанке» 33,3 миллиарда рублей. На счетах юрлиц в «Интехбанке» на ту же дату было 3,6 миллиарда рублей.

Общий объем обязательств ТФБ и ИТБ перед кредиторами установить сейчас невозможно, но очевидно, что он исчисляется миллиардами рублей. Например, у «Татфондбанка» на начало этого года по одним только банковским гарантиям были обязательства на 18,34 миллиарда рублей (данные из квартального отчета).

У ТФБ вдобавок есть непогашенные обязательства по облигациям на несколько миллиардов рублей. Всего на 1 января этого года в обращении находились его облигации на 14,4 миллиарда.

То, что у банков не осталось активов, означает, что рассчитываться с кредиторами тоже нечем, говорит Шевченко. Варианта остается два: или понять, куда ушли все средства и попытаться вернуть их, либо распределить оставшееся между кредиторами по определенной процедуре и закрыть этот вопрос, объясняет он.

Для юридических лиц вероятность вернуть деньги в процессе банкротства в этой ситуации минимальна, соглашается Кравченко. Естественно, положительно на местных предприятиях вся эта ситуация сказаться не может, говорит Евгений Корюхин.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter