Принудительная нищета: кто (не) борется с рабством в Татарстане

Принудительная нищета: кто (не) борется с рабством в Татарстане
4 марта , 14:53ОбществоМария РудаковаФото: Pixabay.com
Татарстан всколыхнула волна борьбы с трудовым рабством: волонтеры и жители заявляют о нуждающихся в помощи и бандах рабовладельцев и жалуются, что полиция не реагирует на проблему. К ее решению в очередной раз присоединились власти, однако выиграть эту битву им еще ни разу не удавалось. Подробнее — в материале Inkazan.

В России существует индустрия по превращению людей в рабов. Татарстан не является исключением: подобные истории появляются здесь почти ежегодно. В 2015 году начальник линейного пункта полиции на станции Нурлат Ульяновского ЛО МВД России на транспорте Яков Колесников несколько месяцев заставлял местного жителя работать у него на коттедже. Расследование завершилось только в 2018 году. Год спустя стало известно, что житель того же Нурлатского района Идрис Садыков провел в рабстве семьи полицейских Аксубаевского района около трех недель.

«Дядя Дима» и цыгане

В конце 2020 года в казанских соцсетях появилась история инвалида-колясочника «дяди Димы». Цыгане несколько лет заставляли его работать — стоять на улице по 13 часов в сутки и собирать милостыню. В день он зарабатывал около 10 тысяч рублей, которые полностью отдавал «хозяевам». В случае неповиновения или попытки побега инвалида избивали. Эту историю Дима рассказал волонтерам, спасшим его из плена и доставившим в реабилитационный центр.

На этом история не закончилась. «Хозяева» Димы выследили волонтера Юлию Хакимову по биллингу — по геолокации в смарт-часах Димы. От Хакимовой потребовали вернуть инвалида. После отказа стали угрожать и даже переехали ногу автомобилем, рассказала женщина. Цыгане наняли адвоката, чтобы вернуть утерянный источник дохода. После поднявшегося общественного резонанса «хозяев» задержали.

Ими оказались граждане Молдавии, которым предъявили обвинение по статье о незаконном лишении свободы. Самое строгое наказание по ней — два года заключения или принудительные работы. Уголовное дело о нападении на волонтера, по словам Хакимовой, в отделе полиции Авиастроительного района Казани возбуждать не стали, заявив об отсутствии состава преступления.

Женщина сообщила, что арестованы не все члены клана рабовладельцев: якобы семье принадлежит до 80% «рабов» по всей стране. «Мне не дает покоя факт, что при моем обращении в официальные органы заявление попало к людям, которые должны проходить по делу. А делать выводы каждый может сам», — сказала Хакимова.

«Потому что это бизнес»

«Дядя Дима» оказался не единственным спасенным из рабства. Однако точное число вызволенных из неволи волонтеры называть отказываются, опасаясь преследования со стороны «хозяев». Однако заявляют, что люди находятся в социальном приюте, некоторым уже удалось восстановить паспорта, им оформляют пенсию.

Тем не менее, на улицах остается много попрошаек. Хакимова заявила Inkazan, что волонтеры проверили многих из них, и только двое оказались местными. «Если взять Казань, то у нас нет необходимости попрошайничать, у нас хорошо развита сфера поддержки. Все могут обратиться в эти службы. Но люди этого не делают, потому что это бизнес», — сказала она.

После резонансной истории «дяди Димы» в столице Татарстана стали больше говорить о выходящих на улицы попрошайках. Горожане начали отмечать, что все чаще на такие «работы» выводят стариков. Проблему видят и за пределами столицы: Telegram-каналы сообщили, что в Елабуге за месяц пропали двое мужчин. Местные жители подозревают, что в городе промышляет банда работорговцев. Они похищают людей и уводят их в работные дома, где сдают для работы на стройке и оказания секс-услуг.

Фото:1МI

Генерал ФСБ Александр Михайлов заявил Inkazan, что этот бизнес существует во всем мире, но главным злодейством среди попрошаек остаются «мадонны с младенцем», которые накачивают детей психотропными веществами, чтобы те спали весь день. За это, по его мнению, нужно привлекать к уголовной ответственности на долгие сроки.

«Мы с этим вопросом уже неоднократно выходили на органы власти, стимулировали органы внутренних дел на противодействие, но там возникает огромное количество проблем. Каким образом этих людей социализировать? Куда вести? Где кормить? Где содержать? Можно привлечь к ответственности рабовладельца, но мы не знаем, что с „рабами“ делать», — говорит он, добавляя, что социальные службы будут не в состоянии «переварить» это число бездомных.

В качестве решения проблемы он предлагает выдворять из страны рабовладельцев, так как зачастую это приезжие. «Но сначала пусть посидит, а потом дать ему пинка, чтобы ехал он в свою Молдавию или Украину. Сейчас государство является заложником этих изуверов», — говорит Михайлов. Ужесточение закона в этом вопросе вряд ли поможет, так как даже существующее наказание, по мнению Михайлова, не применяется.

«Здесь есть еще некий элемент брезгливости, и те же самые полицейские, которые должны с ними общаться, они после этого 20 раз руки помоют, потому что не понятно, какая зараза там есть. Если бы управление внутренних дел республики взяло бы под себя эту историю и тупо свинтили бы несколько инвалидов, то тут же приперлись бы и сами рабовладельцы и их крыша», — считает Михайлов.

Вялая борьба с «нежелательными элементами»

В 2012 году прокурор Татарстана Илдус Нафиков предпринял робкую попытку справиться с попрошайками, предложил установить штрафы за «приставания к гражданам в общественных местах». Предполагалась, что штраф составит 100-500 рублей. Впрочем, изменений в этом направлении не произошло. Однако Казань традиционно борется с «нежелательными элементами» на улицах, когда нужно показать себя в лучшем свете, — перед крупными событиями типа Универсиады 2013 года. Тогда, по традиции СССР, все нищие с улиц «пропадают».

«Я не могу сказать, что полиция не реагирует. В нашем случае, быстро завели уголовное дело, но только уже по факту. Почему полицейские проходят мимо попрошаек — я не знаю», — сказала Хакимова. Она напомнила, что попрошайничество — это административное правонарушение. Занимающихся им людей должны доставлять в отделы для составления протокола. Там же выяснять, находятся ли они в розыске и на кого «работают». Сейчас, по словам волонтера, сотрудники полиции не приезжают на сообщения о случаях попрошайничества.

«Если люди будут реагировать, то, в конечном итоге, это прекратится. Если у нас патрульно-постовая служба будет к этому привлечена и служба местного метрополитена, то этот вопрос решится», — считает волонтер. Inkazan направил запрос в пресс-службу МВД по Татарстану с просьбой прокомментировать ситуацию. На момент публикации материала ответ не поступил.

Фото:1МI

В аппарате уполномоченного по правам человека в Татарстане Сарии Сабурской Inkazan сообщили, что с начала 2021 года в адрес омбудсмена поступило 135 сообщений о попрошайках. «Это очень много. В прошлом году за аналогичный период по этому вопросу мы получили всего 3 сообщения», — заявила Сабурская. Она напомнила, что в последний раз проблемой на уровне руководства региона занимались в 2015 году — в преддверии чемпионата мира по водным видам спорта. Тогда межведомственная рабочая группа провела на улицах 5 рейдов «с целью разрешения ситуации». Теперь необходимость вновь назрела.

В Татарстане создана рабочая группа, в которую вошли представители аппарата уполномоченного, органов внутренних дел, сфер образования, здравоохранения и социальной защиты, а также волонтеры проекта «Душа России». По каждому побирающемуся проводится проверка с выяснением обстоятельств того, как он оказался на улице. По словам Сабурской, среди них нет татарстанцев, почти каждый имеет семью в другом регионе, там им тоже потребуется оказать помощь.

«Проверочные мероприятия, уже проведенные органами внутренних дел по сообщениям ГЛОНАСС, показали, что большинство людей, встречающихся нам с вами в последнее время на улицах просящими милостыню, делают это не добровольно, а по принуждению третьих лиц», — сказала Сабурская.

Тем, кто хочет помочь этим людям, Сабурская порекомендовала не делать это самостоятельно, заявив, что это может быть опасно. По ее словам, нужно позвонить самой уполномоченной по номеру 8 (843) 236-41-80 или по номеру 112. Впрочем, как заявляла Хакимова, полиция на такие сообщения предпочитает не реагировать. А когда власти в очередной раз свернут работу межведомственной рабочей группы, спасение «утопающих» снова станет делом волонтеров и самих «утопающих».

В России спасением из рабства занимается организация «Альтернатива», основанная в 2011 году. За это время от «хозяев» удалось освободить 1 300 человек.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter