Туманное будущее памятников деревянного зодчества Татарстана

Туманное будущее памятников деревянного зодчества Татарстана

5 февраля , 14:12ОбществоСтанислав ШемеловPhoto: inkazan.ruУсадьба купца Валиуллы Бакирова
В 2019 году минкульт России создал комиссию по сохранению памятников деревянного зодчества. В нее вошел глава татарстанского комитета по охране ОКН Иван Гущин. Два памятника уже начали реставрировать, но пока безуспешно. Доживут ли остальные деревянные объекты культурного наследия до своего возрождения?

Гущин анонсировал реставрацию памятников деревянного зодчества в ходе итогового заседания коллегии своего ведомства. В частности, восстанавливать начали мечеть села Большая Елга и Михаило-Архангельскую церковь в Камско-Устьинском районе. Работу поручили вологодскому реставратору Александру Попову. Здания полностью разобрали, вывезли в Вологду и начали детально восстанавливать. После этого их должны перевезти обратно.

Спустя несколько дней после коллегии комитета Гущина Попов в своем Facebook заявил, что реставрация приостановлена. Причина – недостаток финансирования и отсутствие интереса со стороны комитета Татарстана по охране объектов культурного наследия (ОКН).

Страницы буклета комитета РТ по охране ОКН, посвященные реставрации мечети и церкви
Photo:inkazan.ru

Гущин заявил, что проект реставрации мечети села Большая Елга был заказан минкультом Татарстана еще в 2017 году. Смета составлялась по расценкам того года. Духовное управление мусульман заключило договор подряда на 20 млн рублей с Поповым.

«В конце декабря 2019 Попов проинформировал комитет о проблемах с финансированием у его организации. Поэтому в январе руководством комитета РТ по охране объектов культурного наследия был осуществлен выезд в Кириллов Вологодской области с целью определения фактического выполнения работ. По результатам поездки выяснилось, что сегодня имеет место необходимость проведения дополнительных видов работ, которые возникли по ходу проведения реставрации на объекте», - сообщил Inkazan Гущин.

Новая сметная стоимость теперь составляет 49 млн рублей, увеличены сроки. Гущин заявил, что в договоре было указано, что Попов должен был завершить работы в конце 2019 года, но реставратор в них не уложился. Мечеть отреставрирована наполовину. 6 февраля комитет Татарстана по охране ОКН и Попов обсудят сметные расчеты.

Таким образом, на реставрацию только мечети ушло более двух лет. Проект пока так и не реализован. Всего на территории Татарстана расположен 121 памятник деревянного зодчества и 127 полукаменных объектов. Многие из них находятся в плачевном состоянии. На их реставрацию могут уйти десятки лет, и план минкульта России о возрождении этих памятников до 2025 года может быть не выполнен.

Официальный представитель Казанского Кремля Лилия Галимова сообщила журналистам, что в случае с мечетью действительно есть вопрос с финансированием. Им занимается комитет Гущина. В адрес главы Татарстана Рустама Минниханова обращений от Попова по этому поводу не поступало.

Лилия Галимова
Photo:inkazan.ru

«У нас есть уполномоченные органы, которые занимаются этими вопросами, создан целый комитет, есть помощник президента, который решает эти вопросы», - сообщила она.

Судя по всему, речь идет и о помощнике главы Татарстана Олесе Балтусовой. Два года назад она поднимала тему сохранения памятников деревянного зодчества. Но кроме слов практически ничего не произошло. Исключением может послужить «Том Сойер фест», но волонтеры занимались только покраской деревянных домов Казани. Их состояние по-прежнему оставляет желать лучшего.

Один таких исторических объектов расположен в 75 километрах от Казани – в селе Большой Менгер Атнинского района. Это усадьба купца Валиуллы Бакирова, построенная им в 1838 году. Памятник представляет из себя ансамбль из трех зданий: дом, здание склада и здание мечети. Храм сейчас представляет из себя жилой дом с сайдингом, пластиковыми окнами и спутниковой тарелкой. Находится он неподалеку от усадьбы, но от старинного обличия ничего не осталось.

Здание мечети
Photo:inkazan.ru

Главное здание усадьбы Бакирова внешне напоминает кадры из фильмов ужасов. Окна выбиты вместе с рамами, деревянные доски за 182 года почернели, местами сильно повредились. Трехэтажный дом выглядит массивно и внушительно по сравнению с соседними зданиями.

Бакиров был крупным землевладельцем, миллионером и купцом первой гильдии. Местные говорят, что в селе было два таких дома, но где находился второй и что с ним стало – неизвестно. Дом Бакирова связывают с татарскими зодческими традициями. Причина – асимметрия правой и левой части дома. Правая часть меньше и без окон на первом этаже. Это объясняется разделением жилища на женскую и мужскую половину.

Слева - мужская часть, справа - женская
Photo:inkazan.ru

После революции усадьбу национализировали. Какое-то время там располагался детский дом. Но потом он стал пустым. Несмотря на возраст, стены, полы, часть перекрытий, бревна, из которых сложен дом, потолочные балки сохранились в хорошем состоянии. Местами в полах зияют дыры – скорее всего, местные растащили толстые доски для личных нужд. В малой половине здания пол второго этажа обвалился.

Здание охраняется государством. В реестр объектов культурного наследия народов РФ его включили в 2017 году. Памятником архитектуры местного значения усадьба является с 1991 года. Однако доступ в здание остается открытым – кто-то выбил доски на окнах и заднюю дверь дома. Полы первого этажа растащили практически полностью. Однако на втором этаже сохранились перекрытия и старинные лестницы.

Все комнаты второго этажа соединены между собой: тупиковых пространств нет. В одной из комнат можно найти остатки сломанной печи. В некоторых помещениях сохранилась штукатурка, но местами она обрушилась.

В паре десятков метров от особняка Бакирова находится здание склада. В советские времена к нему сделали пристройку. Сейчас внешне трудно определить, где она начинается, а где заканчивается. Само здание находится в разрушенном состоянии.

Татарстанский краевед Леонид Абрамов в беседе с корреспондентом Inkazan заявил, что в отличие от каменных памятников архитектуры, деревянные сохраняются гораздо хуже. Что касается усадьбы Бакирова, то руководство района не проявляет интерес к восстановлению особняка, говорит Абрамов. В случае реставрации село Большой Менгер может стать частью туристического маршрута, но об этом никто не думает.

«Особняку в Менгере почти 200 лет. В администрации не понимают, что это круто. Никогда не поздно заняться этими памятниками. Зависит от того, сколько это привлечет народа. Хорошо, что есть административный ресурс, но там не все просто, много бюрократии. Надо популяризировать это, говорить об этом. У народа нет понимания, зачем это нужно», - сказал он.

Неподалеку от Большого Менгера в Большой Атне несколько лет назад отреставрировали усадьбу купца Даутова. Сейчас там расположен музей. По словам Абрамова, музей принесет определенную прибыль в плане туризма. На западе это направление очень развито. Краевед предположил, что в особняке Бакирова также можно открыть гостиницу, музей, кафе.

В комитете Татарстана по охране объектов культурного наследия сообщили Inkazan, что научно-проектная документация по сохранению усадьбы Бакирова разработана, а вопрос финансирования работ планируется рассмотреть в 2021 году. Учитывая опыт комитета по сохранению деревянной мечети села Большая Елга, затянуться это может надолго.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter