Квартира Москве и урна у Волги. Что осталось после смерти профессора

Квартира Москве и урна у Волги. Что осталось после смерти профессора

5 сентября 2017, 10:33
Общество
Станислав Шемелов
Photo: Newizv.ru
В Волгограде в середине июля 2017 года на берегу Волги обнаружили похоронную капсулу. Она лежала на безлюдном пляже, у хутора Бобры, неподалеку от строительства стадиона, пишет газета «Новые Известия». Капсулу сфотографировали и выложили снимки в интернет.

Пользователи соцсетей стали бурно обсуждать, как похоронная урна могла оказаться на пляже. Версии были различны, однако, одна из пользователей – Антонина Сапунова прочитала имя на табличке капсулы, даты рождения и смерти, и занялась поиском этого человека в интернете. Она обнаружила, что прах принадлежит известной ученой, доктору философских наук, профессору Московского архитектурного института Нине Поповой. В МАИ она проработала 48 лет.

Девушка решила позвонить в институт, после чего ректор вуза подтвердил, что Нина Попова действительно является их бывшей сотрудницей, и умерла она 12 июня 2017 года. Выяснилось, что Попова родилась в Сталинграде в 1935 году. Когда началась война, она пережила в городе Сталинградскую битву. После войны она закончила школу и отправилась на учебу в Москву. Она отучилась в МГУ, а затем преподавала философию в архитектурном институте до самой смерти.

Она была одинока, и оставила завещание коллегам, чтобы те после ее смерти развеяли прах на ее малой родине. Коллеги выполнили завещание, приехав в Волгоград. Они нашли подходящее место и высыпали останки в реку. Урну они прокопали на берегу Волги в неглубокую яму, а после первых дождей капсулу вытолкнуло на берег.

Ректор архитектурного института, узнав об этом, вызвал к себе завкафедрой филологических наук, которая занималась организацией похорон и поездкой в Волгоград, и велел перезахоронить урну.

Однако, возник вопрос – где перезахоронить капсулу? В соцсетях пользователи предлагали различные варианты, однако урну из под праха Поповой в итоге оставили там, где она и всплыла. За ней никто не поехал.

«Мне уже звонили оттуда, я сказала – «закопать поглубже». Вы понимаете, это была воля Поповой– развеять прах в Волгограде и урну там же оставить. Мы все сделали», - заявила корреспонденту «Новых Известий» председатель профкома МАРХИ Валентина Черная.

Как оказалось, историей с урной заинтересовались многие жители Волгограда. Издание «Новости Волгограда» пишет, что многие горожане были в курсе ситуации и ждали её развязки. В комментариях жители хвалили и благодарили инициативную группу.

«Нину Георгиевну похоронили по высшему разряду. Кремация – согласно завещанию, отпевание в Донском монастыре, поминки за счет института. Свою жизнь она прожила также – по высшей мерке. Я это знаю, мы были близкими подругами», — утверждает председатель профкома МАРХИ.

Попова в архитектурном институте работала с 1973 года. Последний семинар провела за пять дней до смерти.

«У нее была куча хронических болезней – сердце, диабет, чрезмерная полнота, ну и возраст… В последнее время ей было совсем тяжело. – в институт возили соседи на своей машине, они же и за продуктами ходили, не могла уже подниматься-спускаться с 4 этажа, дом без лифта… Ухаживать некому – одна. – И вдруг срывается едва ли не на крик: - Мне непонятно, кто раздувает эти страсти вокруг соседей. Завещание на квартиру есть, я видела. И умерла она в больнице, по скорой увезли…», — сказала Черная.

Помимо похоронной капсулы, у Поповой осталась еще двухкомнатная квартира в Хамовниках. Ее воля – завещать квартиру чужим людям, вызвала множество вопросов. Своих наследников у поповой не было, но в доме вспомнили, что у нее якобы был племянник. Близкая подруга Поповой сообщила, что с ним профессор не виделась около 20 лет, и оставлять ему ничего не собиралась.

Племянника Поповой не стали искать, новые наследники двухкомнатной квартиры у станции «Спортивная» оказались на одной лестничной площадке. Они и объявили соседям по подъезду, что квартира умершей теперь принадлежит им, и стали обживать жилплощадь едва ли не сразу после кремации.

«Поймите нас правильно. Мы не ищем криминал, но наши дома в зоне риска, квартиры – под пристальным вниманием разного рода риэлторов и приезжих, в воздухе разлито алчное желание их захватить. А что вы хотите? Средняя цена двушки здесь – 23 - 24 миллион рублей, живут, в основном, одинокие старики. Я Нине говорил: чего нам надо опасаться, так это своих квартир. А она смеялась: это моя крепость, люблю ее безумно», — сообщил «Новым Известиям» давний друг Поповой.

В 2012 году в интервью изданию «Афиша» Попова рассказала , что переехала в Усачевку в 1970 году.

«Я не так давно связана с этим домом, но 40 с лишним лет живу. А первым хозяином моей квартиры был старый большевик — это был кооперативный дом старых большевиков, которые строили его в честь 10-летия Октября, от этого и название улицы, на которую дом выходит. Почти всех их репрессировали, из родственников здесь практически никого не осталось. Почему эти дома надо беречь — потому что они были образцом социалистической архитектуры, это последние конструктивистские дома, где степень обобществления жителей была уже незначительной — тут индивидуальные кухни, туалеты. И рабочим поселком не надо называть Усачевку, они совсем не для рабочих предназначались.

Когда нам предложили обменяться на эту квартиру, я очень переживала из-за маленьких размеров кухни. Но мне сказали: «Знаешь, если ты поселишься на Усачевке в квартире вообще без кухни, ты все равно будешь самым счастливым человеком на свете. И это оказалось правдой», — рассказывала Попова.

Тогда были опубликованы фотографии квартиры. Сводчатые потолки, библиотека в гостиной, кухня. В тот же год в квартиру напротив заселилась семья из Дагестана. Они познакомились и Поповой и стали неразлучны.

«С ней все были в хороших отношениях. Бывали у нее – приятное общение, жизнерадостный человек. Помогали – холодильник установить, приборы посмотреть. Я за тем же заходил буквально накануне ее смерти. Умирать она точно не собиралась, на здоровье не жаловалась. Поэтому когда это случилось так внезапно, закрались подозрения. А после того, как стало известно про «подаренную» соседям квартиру, они усилились. А уж когда нашли выброшенную на Волге урну, то вообще… Может, и нет в этом никакого криминала, но все, что происходит вокруг покойной Нины Георгиевны, как-то не по-человечески…», — рассказывает сосед Поповой, проживающий этажом ниже.

В результате волгоградка Антонина Сапунова, найдя капсулу, заставила вспомнить всех коллег, друзей и соседей, что рядом с ними жила ученый Нина Попова. Если бы эту капсулу так и не нашли, то об этой женщине осталось лишь пять строк в Википедии.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter