Итоги-2017: люди и события. Роберт Мусин и банковский кризис в Татарстане

Итоги-2017: люди и события. Роберт Мусин и банковский кризис в Татарстане

10 декабря, 13:24
Общество
Inkazan подводит  информационные итоги года. Мы расскажем о людях, которые формировали новостную повестку, и событиях, которые задавали ее тон. 2017 год в регионе прошел под знаком банковского кризиса.

Несмотря на то, что ВРП наверняка останется на прошлогоднем уровне или даже превысит его, привычная экономическая стабильность в РТ была нарушена.

Татарстан встретил 2017 год в состоянии банковского кризиса: с начала декабря начал рушиться второй по величине банк Татарстана – «Татфондбанк», который возглавляли бывший министр финансов РТ Роберт Мусин (председатель правления) и действующий на тот момент премьер-министр Ильдар Халиков (глава совета директоров). С 15 декабря в банке действовала временная администрация.

К началу нового года протестные явления уже начали охватывать город, но пока в интернете. Клиенты ТФБ и подконтрольного ему «Интехбанка», который АСВ взяло в управление 23 декабря, снимали размещали ролики с требованиями спасти банки, слали в соцсетях главе региона Рустаму Минниханову просьбы о помощи, составляли петиции и так далее.

В течение первых 2 месяцев года события нарастали, как снежный ком. В конце января собеседник Inkazan из банковских кругов сообщил о грядущем вводе администрации в «Татагропромбанке» и «Тимер банке». Оба они были подконтрольны Мусину и на тот момент отрицали наличие проблем. Но уже 20 февраля ЦБ ввел в «Тимер банке» временную администрацию, 5 апреля отозвал лицензию в ТАПБ. «Татагропромбанк» вскоре признали банкротом, а «Тимер банк», по данным СМИ, ждет санация. 28 ноября появилась информация, что оздоровлением займется Банк "Российская финансовая корпорация", подконтрольный «Ростеху». Вслед за банками Мусина без лицензий остались «Анкор-банк» Андрея Коркунова и «Спурт» Евгении Даутовой.

Большая часть этих событий разворачивались тогда, когда Мусин уже находился в СИЗО. Аресты в команде топ-менеджеров «Татфондбанка» начались в начале февраля. Когда у банка начались трудности, выяснилось, что часть вкладов переведены в доверительное управление инвестиционной компании «ТФБ Финанс». Под страховое возмещение от АСВ они не попадали. 3 февраля было заведено уголовное дело о мошенничестве. С 6 по 9 февраля были задержаны 5 человек, в том числе 2 председателя правления ТФБ Вадим Мещанов, Сергей Мерзляков, начальники 2 отделов банка Рустам Тимербаев и Илнара Абдулманов. Всех фигурантов дела «ТФБ Финанс» поместили в СИЗО. В заключении они пробыли до середины октября. Затем суд изменил им меру пресечения. В СК заявили, что основной объем следственных действий с их участием проделан, поэтому оснований держать их под стражей нет.

Мусина арестовали в тот же день, что и были отозваны лицензии у «Татфондбанка» и «Интехбанка» - 3 марта. Сотрудники СК встретили его в аэропорту, сообщалось, что Мусин прилетел из Москвы, и доставили в следственный комитет для «беседы». Это произошло во второй половине дня. Заседание суда по выбору для него меры пресечения началось после 21 часа, вердикт судья вынес за 40 минут до полуночи. Мусин долго ждал начала суда в машине, у ворот дежурил, но так и не дождался своего пассажира Mercedes представительского класса.

С тех пор Мусин находится в СИЗО. Его несколько раз госпитализировали в связи с ухудшением здоровья, однако смягчить меру пресечения его адвокатам не удалось. В день ареста сумма ущерба озвучивалась в объеме 3 млрд, сейчас речь идет более чем о 50 млрд рублей. На допрос в качестве свидетелей приходили Халиков, министр финансов РТ Радик Гайзатуллин, министр экономики РТ Артем Здунов, заместитель гендиректора по стратегическому развитию ПАО «Татнефть» Нурислам Сюбаев и другие чиновники.

Полномочий председателя правления Мусина лишили 15 декабря, 10 марта, уже после ареста, был заморожен его партбилет в «Единой России». По сей день он остается депутатом Госсовета Татарстана. Мандат отзовут после того, как Мусину вынесут приговор. Бизнес-империя Мусина, которая и до ТФБ переживала непростые времена, продолжила разваливаться. Банкротиться начали ООО «Новая нефтехимия», обувная фабрика «Спартак», DOMO и другие.

Следующий за отзывом лицензии и арестом Мусина день выдался в Татарстане жарким. Произошло беспрецедентное событие, которое в СМИ окрестили «штурмом кабмина», когда возмущенные клиенты «Интехбанка» и «Татфондбанка» попытались прорваться на прием к Халикову. Тогда московские журналисты звонили казанским коллегам и на полном серьезе интересовались, не вводят ли в Казани войска, чтобы нейтрализовать уличные протесты. Нескольким участникам акции удалось пробиться, Халиков их выслушал. Однако спустя неделю, на следующем митинге 2 активистов – Марселя Шамсутдинова и Александру Юманову - задержали, доставили в полицию, а затем через суд наказали административными штрафами на 10 тысяч рублей. Митинги продолжались с марта до сентября, клиенты разорившихся банков собирались почти каждую неделю. Впервые в истории Татарстана митингующие начали требовать отставки главы РТ Рустама Минниханова.

С начала кризиса в ТФБ и до ареста Мусин хранил молчание. Однако 6 марта, когда он был уже в СИЗО, издание «Бизнес online» напечатало его интервью. В статье сообщалось, что беседа состоялась в январе, но Мусин не давал разрешения на публикацию. В статье Мусин еще надеется на санацию, отрицает какие-либо незаконные выводы денег из ТФБ, говорит о «неплохом кредитном портфеле» и называет причиной кризиса sms-атаки и слухи в соцсетях.

«Прежде всего я, конечно, хочу выразить свое глубокое сожаление всем, кто пострадал в нынешней ситуации. То, что случилось, — это беда не только для вас, но и моя большая личная трагедия. Татфондбанк — это, конечно, не первый банк, который подвел своих клиентов. К сожалению, когда занимаешься бизнесом, иногда это происходит успешно, а иногда заканчивается вот так. Ни в коем случае не снимаю с себя вины и ответственности, но хочу твердо сказать одно: банк не был разворован. Ни одного рубля не выведено ни в какие офшоры для того, чтобы сбежать и где-то там красиво жить...», - говорит Мусин в начале интервью.

3 марта на суде Мусин и последующих заседаниях по продлению сроков ареста заявлял, что не собирается скрываться от следствия и просил отпустить его из СИЗО. «Я себя виновным не считаю. В части меры пресечения могу сказать, что никуда я не скрывался и не собираюсь скрываться. Все это время находился здесь, вел работу для того, чтобы можно было поправить положение банка», - заявил он 3 марта.

На протяжение всего периода заключения Мусина в СИЗО по Татарстану ходили слухи, что на самом деле не в камере проводит свои дни бывший банкир. Масла в огонь подлила апрельская просьба Мусина поместить его в одиночное заключение «по соображениям безопасности», а также его отказ участвовать в заседаниях по продлению ареста или пересмотре меры пресечения. Просьбу на уединение удовлетворили. Однако 7 октября стало известно, что сокамерником банкира является фигурант дела о финансовой пирамиде, экс-капитан «Рубина» Сергей Харламов. На видеосвязь из СИЗО Мусин впервые вышел 21 июля. И снова заявил, что не намерен скрываться от следствия, если его выпустят из изолятора. Но суд остался непреклонен.

Расследование уголовного дела продолжается. Мусин находится в СИЗО. ТФБ банкротится. Кредиторы подали конкурсному управляющему требований на 547 млрд рублей.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter