Свой среди чужих, чужой среди своих

Свой среди чужих, чужой среди своих

16 апреля 2010, 20:30
Общество
Свой среди чужих, чужой среди своих

Что такое аренда, все знают. Это искусство получать деньги на том, что тебе вроде как не нужно, но расстаться с этим навсегда ты не хочешь. Другое дело, когда речь идет об «аренде» людей, футболистов. Здесь к товарно-денежным отношениям примешиваются личные эмоции. Как, например, у футбольной фанатки Светланой Сорокиной. Она рассказывает об этом в своём блоге.

________________________________________________________________________________________

К игрокам своего клуба быстро привыкаешь. Команда — это взаимопонимание на поле и сыгранность, которые достигаются со временем. Владимир Дядюн больше года тренировался с основным составом, за этот период успел стать близким и родным рубиновцем. Но потом стал выступать за другие клубы на правах аренды.

Просматривать его статистику равнодушно у меня никак не получалось. То сопереживала и радовалась успехам, то относилась как к игроку конкурентного клуба. Проще было бы «отпустить» футболиста и болеть только за свой клуб. Зачем цепляться за прошлые воспоминания? Достаточно увидеть его на поле в форме другого цвета, полюбоваться и снова забыть.

Но ведь он ушел не насовсем, а временно. У Владимира сейчас действующий контракт с «Рубином», хоть и выступает за «Спартак Нальчик». Он вроде и есть в казанской команде, но его как бы и нет.

Кульминационным моментом стал матч «Рубин» — «Спартак Нальчик». Дядюн в соответствии с пунктом в контракте не мог выйти против «Рубина» без штрафных санкций. Но что предпримет «Спартак», если именно Владимир — голевая надежда команды, и, кстати, на данный момент лучший бомбардир РФПЛ в этом сезоне! Накануне противостояния команд в интернете обсуждали различные расклады, проблемы в составах и размеры возможных штрафов…

Кто-нибудь вспомнил о болельщицах? Чем ближе матч, тем становилось тревожнее. Владимир Дядюн — кто он для меня: свой или чужой? Чего ждать от игрока, если он выйдет на поле? Схватку «Рубина» против «Рубина»? Или, может, надеяться на автогол в нальчиковские ворота? Возникло жесткое чувство Рубикона, перед которым необходимо решить — перейти или нет; принять игрока таким какой есть или отвергнуть.

Владимир на поле не вышел. С одной стороны, облегченно выдохнула, соперник не так уж силён; с другой — вдребезги разлетелась надежда его увидеть.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter