В Татарстане прокуратура не может добиться от минздрава данных по водителям-наркоманам

В Татарстане прокуратура не может добиться от минздрава данных по водителям-наркоманам

21 февраля 2017, 10:32
Общество
В Татарстане работа по лишению наркоманов водительских прав привела к конфликту министерства здравоохранения и прокуратуры. Медучреждения не выдают надзорному ведомству данные о постановке наркозависимых на учет. По данным Европейского суда по правам человека, это является следствием недоработанности российского зак...

фото: tverlife.ru

В редакцию Inkazan обратилась жительница Казани, чей несовершеннолетний сын в прошлом году стал жертвой ДТП. По словам собеседницы, которая пожелала остаться неназванной, ее ребенка сбил автомобиль, которым управлял водитель с наркотической зависимостью.

Мальчик получил перелом ноги и сотрясение мозга. Водитель не прошел медосвидетельствование на месте происшествия. Как сообщил Inkazan региональный представитель Федерации автовладельцев России (ФАР) в Татарстане Рамиль Хайруллин, сотрудники ГИБДД обязаны проверить водителя на наличие в крови алкоголя. Однако проверку на наркотики они могут провести только при наличии подозрений, что водитель совершил ДТП в состоянии наркотического опьянения.

Через некоторое время мать пострадавшего связалась с сидевшим за рулем мужчиной по телефону. После нескольких разговоров она стала подозревать, что водитель употребляет наркотики.

Женщина обратилась в прокуратуру с просьбой выяснить, состоит ли водитель на наркологическом учете, и, в случае, если информация подтвердится, принять меры по лишению его прав. В свою очередь, надзорное ведомство обратилась с запросом в ГАУЗ «Республиканский наркологический диспансер», который хранит данные медицинских освидетельствований на употребление наркотиков. Администрация медучреждения сообщила, что мужчина на учете не состоит, рассказывает собеседница.

Мать пострадавшего ребенка сообщила Inkazan, что ей удалось выяснить, что водитель, сбивший ее сына, состоит на наркологическом учете. Кроме того, по ее информации, в прошлом году он систематически употреблял наркотики – существуют соответствующие медицинские документы. По ее данным, только за 2016 год он получил несколько десятков штрафов за нарушения ПДД.

В последнее время прокуратура плотно занялась лишением «учетчиков» водительских прав, сообщил Хайруллин. По его словам, это общероссийская тенденция: соответствующая работа началась во многих городах страны.

«Мы вправе запрашивать такую информацию, более того, мы проводим проверки по вопросам соблюдения законодательства о безопасности дорожного движения. Бывают такие случаи, когда граждане имеют водительские права и одновременно состоят на учете в наркологическом либо психиатрическом диспансере», – сообщил Inkazan старший помощник прокурора РТ по взаимодействию со СМИ и общественностью Руслан Галиев.

Он добавил, что по данным фактам проводятся прокурорские проверки, и если эти факты подтверждаются, прокуратура направляет в суд заявление о приостановлении действия водительских прав до наступления ремиссии и выздоровления.

Республиканский наркологический диспансер ежеквартально собирает с учреждений здравоохранения данные о результатах всех медицинских освидетельствований на наркотики, в том числе — о добровольных. При подозрении на наличие заболевания медучреждения направляют данные в ГАУЗ или его филиалы. Тем не менее, неясно, зачем нужно хранить базы данных, если ими нельзя воспользоваться, чтобы лишать прав людей, страдающих наркотической зависимостью.

Согласно данным ныне упраздненного Управления федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН), в Татарстане с 2006 года проводятся добровольные освидетельствования на употребление наркотиков среди учащихся школ и вузов. Так, в 2015 году тестирование прошли более 78 тысяч человек, основная часть из которых согласилась на медосвидетельствование в Казани.

По данным ведомства, в результате было выявлено 4 потребителя наркотиков. Тем не менее, как сообщает издание «Бизнес Online», заместитель главного врача по медицинской части Республиканского наркологического диспансера Резеда Хаева заявила, что на 1 января текущего года, на диспансерном учете с диагнозом «наркомания» в республике состоят более 9,3 тысяч человек.

В 2013 году Госдума РФ приняла поправки к федеральным законам «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и «О персональных данных», согласно которым медучреждения должны предоставлять данные, составляющие врачебную тайну, по запросу органов дознания и следствия, а также органов прокуратуры. По словам депутата Алексея Лысякова, причиной принятия поправок стало большое число поддельных медицинских справок, выдаваемых гражданам для получения права на владение оружием или вождение автомобиля.

Генеральный директор юридической конторы «Мандельштам» Константин Кожевников заявил, что, согласно федеральному закону «О прокуратуре», надзорное ведомство вправе получать доступ к информации, которая необходима для осуществления прокурорского надзора. По словам Кожевникова, формально, в случае обратившейся в Inkazan читательницы, диспансер должен был предоставить данные о пациенте. При этом существуют полярные мнения судов на этот счет. «Некоторые исходят из того, что, когда нет уголовного дела, нет и оснований для ответа на запрос. Так что вопрос неоднозначный, резюмирует юрист.

Так, согласно статье доцента кафедры государственного и административного права СПбГУ Сергея Белова, «признанное российскими судами правомерным предоставление прокурору сведений, составляющих врачебную тайну, было оценено как нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским судом по правам человека». В частности, ЕСПЧ указал, что «интерес пациента и общества в целом в защите конфиденциальности медицинских данных может быть перевешен интересом в расследовании и преследовании преступлений».

По данным европейского суда, недостаточными являются и гарантии защиты прав граждан, предусмотренные «Инструкцией о порядке обработки персональных данных органами прокуратуры». В частности, он указывает на отсутствие конкретных мер по защите врачебной тайны.

Так, в инструкции говорится, что работники прокуратуры обязаны «не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом», а также «принимать необходимые правовые, организационные и технические меры или обеспечивать их принятие для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним».

Кроме того, ЕСПЧ считает, что возможность возразить против раскрытия информации, составляющей врачебную тайну, когда она уже находится в распоряжении прокурора, не обеспечивает необходимой защиты персональных данных.

Это, в совокупности с неоднозначным мнением российских судов по данному вопросу, говорит о недоработках в системе российского законодательства. В то же время, по словам Галиева, в случае обратившейся в Inkazan читательницы, необходимо проверить достоверность переданной ей информации. Он заявил, что женщина может обжаловать полученный ответ. «Минздрав врать не может», – сказал он.

На момент публикации материала минздрав РТ и МВД РФ по Татарстану не ответили на запросы Inkazan.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter