Институт омбудсмена является фейком - эксперты о работе уполномоченных

Институт омбудсмена является фейком - эксперты о работе уполномоченных

28 января 2019, 12:51Общество
С момента введения института омбудсменов в России прошло 15 лет. Inkazan спросил экспертов, насколько он эффективен как в целом по стране, так и в регионах, в частности - в Татарстане. Мнения разделились: если региональные спикеры поддерживают уполномоченных, федеральные во многом отмечают бесполезность их работы.

Институт омбудсменов появился в России в 1994 году с введением должности уполномоченного по правам человека. В Татарстане должность омбудсмена ввели в 2000 году благодаря закону, подписанному тогда еще главой республики Минтимером Шаймиевым. Первым ее занял Рашит Вагизов, ранее работавший прокуратуре РТ и Госсовете республики.

В 2009 году появилась должность уполномоченного по правам ребенка в РФ. Летом 2010 года Госсовет РТ одобрил представленные главой республики кандидатуры Сарии Сабурской и Гузель Удачиной на должности омбудсменов по правам человека и детей соответственно.

Депутат Госсовета РТ Рафил Нугуманов в беседе с Inkazan сказал, что институт омбудсменов – «очень нужный орган». Однако народный избранник также подчеркнул, что не может сказать, что уполномоченные сейчас «на 100% эффективны».

«Может быть, им прав побольше дать? Но это уже другой вопрос, это от них не зависит. Чтобы они могли более жестко работать. А сегодня они свою роль выполняют. Есть законы: если кого-то суд задержал, например, а мы считаем, что его права нарушены – что здесь может сделать омбудсмен? Ничего не может сделать», – сказал Нугуманов.

(слева направо) Гузель Удачина и Сария Сабурская

Депутат считает, что необходимо укрепить этот институт в правовом плане.

На данный момент омбудсмены не могут воздействовать на чиновников или конкретные структуры. Их функция, в основном, заключается в мониторинге ситуации, направлении писем и жалоб в различные органы, а также в разъяснении законодательства гражданам.

Сабурская стала уполномоченным по правам человека по закону, подписанному Шаймиевым, согласно этому же документу была избрана Удачина. В 2011 году для Удачиной был создан отдельный закон, утвержденный главой РТ Рустамом Миннихановым. Оба омбудсмена вышли из аппарата руководителя региона.

До назначения на занимаемую должность Сабурская занимала пост начальника управления социального развития Аппарата кабмина РТ, а Удачина – заместителя начальника правового управления. По закону омбудсмен по правам человека независим от каких-либо государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц.

Рафил Нугуманов
Photo:БИЗНЕС Online

Нижегородский политолог Валентина Бузмакова заявила, что институт «абсолютно неэффективен». «Туда попадают люди из системы. Система не допускает никого чужих на этот пост. И поэтому приходится работать неформальным, скажем так, организациям. В нашем случае это комитет по предотвращению пыток, в Нижнем Новгороде раньше он назывался комитетом против пыток. Тот, что действительно занимается правами человека», – отметила она.

Валентина Бумзакова
Photo:Facebook

По мнению эксперта, «система отторгает любое инакомыслие или свободомыслие». В структуры власти не попадут люди с собственным мышлением или «несистемные люди». При этом политолог подчеркнула, что появление на посту уполномоченного «сильного» человека в принципе невозможно на данный момент.

«При существующей системе, существующей власти – это невозможно. Потому что система просто такого человека, если даже он случайно появится на этом посту, она его отринет», – подчеркнула политолог.

Оба татарстанских уполномоченных должны обеспечивать гарантии государственной защиты прав граждан. Они вправе занимать свои посты не более двух сроков по пять лет. Полномочия Сабурской и Удачиной истекают в 2020 году.

Максим Вилисов
Photo:polit.msu.ru

Политолог Максим Вилисов в разговоре с Inkazan отметил: «хорошо, что он (институт омбудсменов – Inkazan) есть, без него было бы хуже». Но при этом, по мнению эксперта, «ему есть еще куда расти». «Многое зависит от личностных способностей человека, его связей и мотивации», – отметил Вилисов.

Говоря об омбудсменах в регионах, политолог отметил, что, помимо личностных качеств самого человека, работа уполномоченного зависит от «контекста», в котором он функционирует.

«Мне приходилось сталкиваться в период продвижения реформы контрольно-надзорной деятельности и на федеральном, и на региональном уровне с омбудсменами по защите предпринимателей. Они достаточно активно оказывали содействие, потому что проблема для бизнеса достаточно болезненная и давнишняя», – поделился политолог.

При этом, по его мнению, институт омбудсменов выступает медиатором и имеет возможность писать обращения, устраивать мероприятия - так складывается «неформальный контакт» с предпринимателями.

Тимур Нагуманов
Photo:ombudsmanbiz.tatarstan.ru

В 2012 году в России появилась должность уполномоченного по правам предпринимателей. Спустя год аналогичная должность появилась в Татарстане, войдя в структуру аппарата главы РТ. Ее занял Тимур Нагуманов, ранее - глава Дрожжановского района РТ. Его отец – бывший министр финансов республики.

По мнению политолога Аббаса Галлямова, институт омбудсмена является «фейком».

«В ситуации, когда все основные политические институты в совокупности разрушены, ни один из институтов в отдельности эффективно функционировать не сможет. Сама среда не позволит. Что может сделать одинокий омбудсмен, если в стране нет независимых судов, правоохранителей, СМИ, депутатского корпуса и так далее? Поэтому можно смело сказать, что в нынешних условиях институт омбудсмена является таким же фейком, как и все остальные государственные институты», – сказал Галлямов.

В январе 2013 года Артем Хромов стал уполномоченным по правам студентов в России, однако в конце декабря он досрочно сложил с себя полномочия. Нового омбудсмена так и не выбрали. В Татарстане подобная должность введена не была.

Аббас Галлямов
Photo:Facebook

Депутат Госсовета РТ Артем Прокофьев отметил, что институт омбудсменов «хорошо работает», но его эффективность разнится в регионах. Прокофьев считает, что узкая специализация уполномоченных позволяет «по-другому смотреть на проблемы».

«Я считаю, что все трое омбудсменов, которые есть в Татарстане, вносят свой вклад в решение проблем. У меня есть претензии к федеральной фигуре – уполномоченному по правам предпринимателей. Я думаю, что этот человек не на своем месте. Это скорее вопрос кадровой политики, а не к самому институту. Этот человек едва ли может выступать в роли защитника предпринимателей», – сказал Прокофьев.

Речь идет об уполномоченном при президенте РФ по защите предпринимателей Борисе Титове. По мнению депутата Госсовета РТ, он представляет интересы «крупного капитала», который «защищает себя и так очень хорошо», а не малого и среднего бизнеса.

В тоже время действия регионального коллеги Титова Тимура Нагуманова Прокофьев оценил положительно, отметив при этом, что некоторые его инструменты, такие как «проектные группы», перенимают и другие регионы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter