Эксперт о бюджете Татарстана: «Смертные не могут знать будущего с точностью»

9 ноября 04:00
Фото: «ВКонтакте» Саида Гафурова

Интервью: экономист о том, чем дефицит бюджета обернется для Татарстана

Как правительство Татарстана восполнит дефицит бюджета в 2023 году? Отразится ли это на местных жителях? И существует ли угроза для малого бизнеса? Об этом Inkazan рассказал кандидат экономических наук и политолог Саид Гафуров.

Бюджет Татарстана в 2023 году рассчитан обеспечить социальные обязательства республики. Планируется, что расходы региона в следующем году составят 361 млрд рублей, а доходы — 339,9 млрд рублей. Таким образом, бюджет Татарстана сформирован с дефицитом в 27,1 млрд рублей. 

— Глава республики Рустам Минниханов заявил, что региону предстоит серьезно поработать по доходам. Какие меры могут принять власти для устранения или уменьшения дефицита бюджета?

Вообще говоря, ничего страшного в дефиците бюджета нет — это нормальная мировая практика. Татарстан — первоклассный заемщик. И банки, и рейтинговые агентства котируют риски кредитования региона как низкие. Более того, увеличение бюджетного дефицита может оказаться полезным, как с точки зрения наличия на рынке финансовых инструментов, так и в части переговоров с Москвой о распределении межбюджетных трансфертов. 

Министр финансов Татарстана Радик Гайзатуллин заявлял, что федеральный центр не планирует выделения кредитов для регионов в 2023 году. Поэтому Татарстан пополнит бюджет на начало года за счет остаточных средств.

Опыт показывает, что контрциклическая антикризисная бюджетная политика, когда расходы бюджета растут, даже если доходы снижаются, работает в части обеспечения развития региона лучше циклической, когда падение доходов ведет к снижению расходов.

На начало июля 2022 года госдолг республики составил более 92 млрд рублей. Из этого объема 88,4 млрд — долг по федеральным кредитам, а 3,8 млрд — по государственным гарантиям. Минниханов не раз заявлял, что регион является донором, и полученные им деньги практически полностью уходят в федеральную казну.

Полагаю, что в минфине Татарстана исходили из «консервативного» варианта развития. То есть в каждом случае предполагали самый плохой вариант, а не наиболее вероятный. Тем более, что качество прогнозов в условиях чрезвычайной ситуации на мировых, российских и республиканских рынках заметно падает.

То есть я прогнозирую, что исполнение бюджета в части доходов будет сильно отличаться от принятых сейчас бюджетных проектировок. И это совершенно в порядке вещей: смертные не могут знать будущего с точностью, они только планируют, готовятся, принимая меры против рисков.

Основные налоговые доходы в бюджете Республики — это НДФЛ и налог на прибыль предприятий. Невозможно с достаточной долей достоверности прогнозировать, как будут меняться прибыли. С одной стороны, против России ввели санкции, но с другой — цены на нефть и продукцию химической промышленности на мировых и внутренних рынках высокие. 

В 2022 году налоговая задолженность Татарстана составила 12,5 млрд рублей. При этом наибольший долг у предприятий, находящихся под руководством министерства строительства, архитектуры и ЖКХ — порядка 4 млрд рублей, минпромторга — 2,7 млрд рублей, миндортранса — 850 млн рублей.

Прибыль предприятия и налог с нее зависят от принятой в компании учетной политики, то есть носят во многом субъективный характер. Правительство Татарстана вполне способно убедить крупнейших налогоплательщиков показать большую прибыль в соответствии с мировой конъюнктурой и проявить высокую социальную ответственность большого бизнеса в непростые времена.

С другой стороны, я бы полагал ошибочным, если администраторы бюджетных доходов будут стремиться повышать их поровну. Например, будут требовать от всех департаментов увеличить налоговые поступления — и от большого, и от малого бизнеса на одинаковый процент. У бюджета есть не только фискальная, но и стимулирующая функция, и здесь я бы предложил именно точечную работу с крупнейшими налогоплательщиками.

У Татарстана в силу традиционно умной и очень ответственной экономической политики есть и очень большие резервы в повышении неналоговых доходов. Например, от управления собственностью в самых разных его проявлениях — от дивидендов до арендной платы или даже продажи. Думаю, до приватизации дело не дойдет — сейчас трудно получить хорошую цену. 

Так, можно сказать, что есть угроза ужесточения налоговой дисциплины и налогового режима в целом для малого бизнеса. Но руководство Татарстана известно своей взвешенной и ответственной социальной политикой, и, думаю, ничего страшного не произойдет. Более того, если руководители республики попросят предприятия повысить заработную плату сотрудникам, то это ведь — помимо прочего — и рост НДФЛ.

— Отразится ли дефицит бюджета республики на местных жителях?

Прогнозирую, что в краткосрочной перспективе население не почувствует увеличение дефицита бюджета. Нужно только приветствовать долгосрочное мышление татарстанских руководителей, думающих не о сиюминутной фискальной чрезвычайщине, а о том, как «серьезно поработать» с администраторами бюджетных доходов. Да и дотации, субсидии и субвенции из Москвы, полагаю, вырастут в 2023 году.