Трагичная точность: что общего между нападениями в Ижевске и Казани

27 сентября 03:30
Фото: Udm-Info
Вооруженное нападение на ижевскую школу № 88 с трагичной точностью напомнило нападение на гимназию № 175 в Казани. Власти и в этот раз во всем обвинили компьютерные игры и новую субкультуру. Однако заниматься профилактикой подобного рода преступлений в России пока не спешат.

Утром 26 сентября мужчина, вооруженный двумя пистолетами Макарова и десятками магазинов, напал на школу № 88 в Ижевске. Он был одет в балаклаву и черную футболку с нацистской символикой.

В социальных сетях через несколько минут после нападения началась паника — Telegram-каналы пестрили фото и видео, снятыми очевидцами из близлежащих домов. В сеть попали и сообщения школьников, отправленные близким и друзьям.

«Там везде кровь, выносили детей, которые умерли или которые ранены. Там все в крови», — говорится в одном из сообщений ученицы школы № 88.

В это же время к образовательному учреждению прибыли сотрудники Росгвардии и МВД. Школьная тревожная кнопка не сработала, спецподразделения вызвали из ближайшего магазина «Магнит». Ученики, не дожидаясь помощи, выбегали с территории в легкой одежде.

Оставшихся внутри школы детей педагоги спрятали под парты, заперев двери. Учительница 2Д класса продолжила занятие на полу под партами, заверив малышей в том, что тревога учебная.

Глава Удмуртской республики Александр Бречалов через час после начала нападения заявил, что стрелявший покончил с собой. Следователи установили его личность — им оказался 34-летний Артем Казанцев, уроженец Ижевска и бывший выпускник школы №88.

Фото: Udm-Info

Мотивы его нападения пока неизвестны. Министр просвещения России Сергей Кравцов заявил, что Казанцев состоял на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом «шизофрения». Он также отметил, что нападавший играл в компьютерные игры, что якобы повлияло на совершенное преступление.

Количество жертв увеличивалось каждый час. В настоящий момент, по официальным данным, известно о 17 погибших, в том числе 11 детях и 6 сотрудниках.

Ужасная трагедия напоминает стрельбу в казанской школе, устроенной Ильназом Галявиевым в мае 2021 года. Тогда в результате нападения на свою бывшую гимназию №175 он убил 9 человек и ранил еще 32 школьника и сотрудника учебного заведения.

По словам главы следкома России Александра Бастрыкина, на Галявиева повлияла деструктивная субкультура.

Напавшего на гимназию № 175 обвиняют в убийстве и покушении на убийство более двух человек, в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, а также изготовлении и хранении взрывчатых веществ. К слову, потерпевшими по делу признали более 600 человек.

С момента трагедии прошло более года, но до суда над Галявиевым пока далеко. В августе этого года его оставили в СИЗО еще на три месяца.

В 2022 году после трагедии в Казани выделили 1,1 миллиарда рублей на антитеррористическую безопасность местных школ. Очевидно, что постфактум трудно понять, насколько эффективны будут такие вложения.

Известно, что и Удмуртия в 2022 году выделила более 1 миллиарда рублей на обеспечение безопасности образовательных учреждений региона. Предотвратить случившееся это не помогло. Застрелив двух охранников, нападавший беспрепятственно прошел металлоискатели и турникет. 

«Сегодня человек с оружием спокойно проникает в школу. Как же тогда соблюдаются правила безопасности, где были правоохранительные органы? Ведь это далеко не первый случай, однако, как показывает практика, школы по-прежнему очень слабо защищены», — пишет в своем Telegram-канале журналистка Ксения Собчак.

А может, деньги уходят вовсе не на обеспечение безопасности? Вспомним экс-начальника управления образования Казани Ильнара Хидиятова, который в 2019 году был задержан за взяточничество. Следователи полагали, что при поставке техники, в том числе металлодетекторов, в 520 учебных заведений Казани он получал 10% от суммы контракта. Взятка составила 3,5 миллиона рублей. 

Тогда прокурор Татарстана Илдус Нафиков посчитал, что коррупция связана и с событиями в гимназии № 7, где старшеклассник удерживал сверстников и учительницу в заложниках. 

Несмотря на это, дело Хидиятова переквалифицировали на преступную халатность, а через год просто прекратили за истечением срока давности. 

Детский омбудсмен Татарстана Ирина Волынец, в свою очередь, уверена, что нападавшие относятся к новой культуре изощренного суицида. В разговоре с «Реальным временем» она заявила, что причины проблемы требуют глубокой работы со стороны психологов и спецслужб. Это, по мнению омбудсмена, поможет предотвратить вооруженные нападения в будущем. 

Очевидно, что превращать учебные заведения в замки с крепостными стенами и спецназом на входе — это тупик. К большому сожалению, подобные нападения на школы в России стали нашей реальностью. 

И бороться с ними надо предотвращая такие преступления в зародыше. Эту задачу нужно поставить перед многомиллионной армией правоохранителей. Бюджет этих ведомств и наличие у них нужных специалистов не оставляют сомнений, что им по силе это сделать. Остается только ждать команду.