Кого мы готовим? Как долго в России будут продолжаться полицейские пытки

Кого мы готовим? Как долго в России будут продолжаться полицейские пытки

12 июня, 13:51ОбществоPhoto: inkazan.ruполиция
В конце мая Америку охватили беспорядки после убийства полицейским афроамериканца. Аналогичные протесты начались и в Мексике после смерти задержанного. В России было множество резонансных случаев, связанных с пытками в полиции. Inkazan выяснил, есть ли надежда на изменение ситуации.

В марте 2012 года на всю страну прогремел казанский отдел полиции (ОП) «Дальний». 8 бывших полицейских получили сроки за издевательства над людьми после гибели задержанного Сергея Назарова. Его родственники рассказывали, что сотрудники ОП изнасиловали мужчину бутылкой из-под шампанского.

8 ноября 2017 года на месте «Дальнего» открылся новый ОП «Сафиуллина». Министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин победоносно заявил: «„Дальнего“ нет больше», несмотря на то, что в октябре того же года на всю страну прогремел еще один случай, связанный с гибелью в Нижнекамске 22-летнего Ильназа Пиркина.

Он покончил с собой, но перед этим записал видео где рассказал, что его пытали в УВД города. МВД по Татарстану тщательно скрывало факт пыток в Нижнекамске. Через государственные СМИ республики транслировалась информация, что Пиркин перешел дорогу бандитам, которых боялся.

А что в итоге? Массовое увольнение, уголовное дело, и приговор полицейским в мае этого года. Когда история стала резонансной, «стражи порядка» продолжали давить на других, требуя, чтобы они взяли вину за смерть парня на себя. За что на пятерых они получили 40 лет.

Координатор правозащитной организации «Зона права» Булат Мухамеджанов заявил Inkazan, что проблема пыток в полиции не исчезала. В информационном пространстве она возникает после резонансных случаев.

Только в последние годы судебный департамент при Верховном суде России начал публиковать статистику по статье «Превышение должностных полномочий с применением насилия или специальных средств».

«С другой стороны, там нет разбивки по ведомствам. У нас нет никакой статистики относительно того, сколько из них сотрудников МВД, ФСИН, Росгвардии, ППСП, минобороны. И поэтому нам приходится по ощущениям прикидывать количество осужденных по тем или иным преступлениям», — сказал Мухамеджанов.

По данным «Зоны права», каждый год сокращается количество обвиняемых по этой статье. В 2017 году таких было 867, в 2018 году — 772, а в 2019 — 641. При этом количество оправдательных приговоров по этим делам выше, чем в другом сегменте права: 4% против менее 1%.

3 июня было предъявлено обвинение бывшему начальнику казанского ОП «Восход» Ильдару Вафину за избиение задержанного. Вину он не признает. В органах проработал 21 год. Благодаря аудиозаписи инцидента возбудили дело. В тот же день в Башкирии суд оправдал двух фигурантов дела об изнасиловании дознавательницы.

По словам Мухамеджанова, проблема в том, что в стране не сформирован институт должного общественного контроля за деятельностью органов внутренних дел. Есть институт Общественных наблюдательных комиссий. Однако, по словам координатора «Зоны права», он потерял свою эффективность.

«Там не происходит положительного движения, с нашей точки зрения, поскольку большинство мест там занимают бывшие сотрудники силовых структур», — сообщил он, добавив, что сегодня практически нет независимых наблюдателей, готовых выявлять нарушения в спецприемниках и в изоляторах временного содержания (ИВС).

Photo:inkazan.ru

Связанные с пытками дела становятся известными либо после смерти жертвы, либо после обращения потерпевшего в другие органы или к правозащитникам. При этом сотрудники, как правило, знают о том, что происходит в соседнем кабинете, но свидетельствуют об этом только после возбуждения уголовного дела.

Но возникает логический вопрос — почему они сами не отреагировали раньше и не сообщили руководству или в управление собственной безопасности? Правозащитник Еркен Сарсембаев заявил Inkazan, что законодательство и права граждан зачастую «существуют только на бумаге и в „умных“ речах больших чиновников».

Еркен Сарсембаев
Photo:из личного архива

«Если начальник полиции приказал подчиненным раскрыть преступление, каким способом и как это сделают ему не интересно, главное выдать результат, чтобы отчитаться перед высшим начальником о проделанной работе. Естественно, они знают, что за это получат повышение по службе, звания и премии, все они в этом заинтересованы», — поделился он с Inkazan.

В группе в социальной сети «Вконтакте» «Омбудсмен полиции» периодически публикуются жалобы сотрудников органов внутренних дел на руководство. 15 мая появился пост о том, что в Лениногорске начальник требует от подчиненных доставлять в участок 20-30 человек без масок днем и 20 ночью, что естественно сказывается на работе полиции.

Первого апреля опубликована информация, что сотрудники ППСП в метрополитене не получают обещанные им доплаты, в отличие от своих начальников. И ряд других жалоб. Сарсембаев предлагает провести реформу в правоохранительных органах и судебной системе, чтобы она затрагивала все структуры сразу.

Еще одна структура, которая вправе отреагировать на любой резонансный случай, связанный с полицией, — общественный совет при МВД по Татарстану. Туда входят представители религии, культуры, экономисты и активисты. Однако за последние два месяца на сайте совета выходили только «бантичные» материалы про позитивные мероприятия.

Александр Михайлов
Photo:скриншот YouTube

Генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов заявил Inkazan, что пытки могут происходить по разным причинам. Нередко бывает, когда задержанный всячески оскорбляет сотрудника, а сам правоохранитель не обладает определенной стрессоустойчивостью.

«Первая проблема — это реформа МВД, которая не дала ничего. Никакого позитива. Ничего не изменилось в жизни сотрудников. Да, мы повысили оклады, но инфляция и ЖКХ сожрали все. Раз это так, соответственно, будут идти те, кого больше никуда не взяли», — сказал Михайлов.

По его мнению, сейчас наблюдается падение престижа службы, в том числе из-за реакции общества на переименование милиции в полицию. После этого за сотрудниками органов в народе закрепилось уничижительное «полицай», которых во время Великой Отечественной войны нацисты набирали из числа предателей.

«Кого мы готовим? Мы сегодня вынуждены брать не лучших из лучших, а лучших из худших. И все это понимают. И руководители понимают. А если так, то и внутри коллектива к этим пришедшим и отношение такое же», — заявил генерал-лейтенант. Михайлов уверен, что нужна комплексная реформа всех структур и судебной системы. Но он не считает, что сейчас это возможно. В том числе и с финансовой точки зрения.

«Живем в том мире, какой есть. И самое главное, если речь идет о реакции на убийство или еще какие тяжкие последствия мы прекрасно понимаем: в Соединенных Штатах гражданское общество есть, а у нас есть общество граждан, для которых „своя рубашка ближе к телу“», — сказал он.

Получается, что сейчас только одна надежда на масштабную реформу в правоохранительных органах и в судебной системе. Но, как показывает практика, в России большая часть законов и реформ принимается в угоду политической и экономической элиты. Так что до тех пор, пока они не выскажут интереса, система останется прежней — нехватка кадров, проблема с их подготовкой, зарплатами и переработками.

P. S. Inkazan запросил у МВД по Татарстану статистику по количеству нарушений закона и дисциплинарных взысканий среди сотрудников с начала этого года и за прошлый год. На момент публикации ответа не поступило.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter