«Причина паводка не в климате»: почему Казань и поселки топит по весне

26 марта 2021, 16:45
Фото: Inkazan
В Татарстане начинается период весеннего половодья. А это значит, что улицы города и входящие в его границы поселки с большой долей вероятности уйдут под воду. Почему город топит, а проблема не решается — в материале Inkazan.

В 2011 году бессменный министр по делам ГО и ЧС Татарстана Рафис Хабибуллин заявил, что в соседних регионах противопаводковые мероприятия организованы слабо, а «мы эту работу хорошо или плохо, но ведем». Тогда же он сказал, что надеяться только на помощь «ответственных лиц» не стоит: «Собственник жилья и сам должен позаботиться о своем имуществе». Чиновникам казанской администрации устроили «разнос» за подготовку к половодью «на троечку». А спасение утопающих — по завету Хабибуллина — во многом оказалось делом рук самих утопающих: жители казанских поселков блокировали наступающую воду мешками с песком и эвакуировали имущество из подвалов. Вода добралась даже до одного из вестибюлей станции метро Проспект Победы.

В 2012 году ранее потепление спровоцировало куда более сильный паводок. Как и прежде, затопило станцию Проспект Победы и подземные переходы. Число жалоб от жителей превысило показатели 2011 года. Бессменный глава управления гражданской защиты исполкома Казани Фердинант Тимурханов заявлял, что в этом есть и вина горожан. Они не очищали частные участки от снега и самовольно построили мост через Киндерку, задерживающий лед, что привело к наводнению в Новой Сосновке. «Складывается впечатление, что народ надеется только на городские власти и спасателей, хотя ни техники, ни людей на каждый дом у нас никогда не хватит», — заявлял Тимурханов.

В последующие годы паводок в Татарстане проходил по похожему сценарию. Все зависело от погоды: при чередовании отрицательной и положительной температуры воздуха обходилось без эксцессов, резкое потепление вызывало проблемы. В 2019 году МЧС предупредило татарстанцев о «сильнейшем половодье» — той зимой выпало на треть больше нормы осадков. В 2020-м зима была почти бесснежной, однако из-за резкого потепления более 20 коттеджных поселков под Казанью фактически ушли под воду в начале марта. В этом году паводок в столице Татарстана ожидают в начале апреля, его пик — в третьей декаде того же месяца. Впрочем, несмотря на масштабную подготовку, весна, как и зима со снегопадами, всегда приходит в Казань неожиданно.

Сегодня толщина снежного покрова в Казани, по данным пресс-службы городской мэрии, составляет 50-70 см, что в два раза превышает показатели прошлого года. Почва промерзла на 70 см вглубь. Еще в начале февраля Тимурханов спрогнозировал, что «талой воды будет много», в марте предупредил об «опасных ситуациях в жилых массивах». В зону подтопления попадает 337 домов с 976 жителями. В экстренной ситуации их разместят в 15 пунктах, готовых принять более 6 тысяч человек. По словам Тимурханова, вероятность, что затопит центральные районы города, минимальна. Вода уже начала подбираться к поселкам — 12 марта оперативная группа срочно спасала от талых вод Вознесенское.

Фото: Inkazan

Кое-что отличает этот год от предыдущих: на подготовку к паводку в Татарстане направили 1,9 млрд рублей. Для сравнения, в 2020-м и 2019-м — почти по 500 млн, в 2018-м — 738 млн рублей. Помимо стандартных противопаводковых мероприятий — взрыва льда на реках, расчистки русел от мусора и веток, инструктажа жителей, — требуется решение многолетних проблем. Например, Тимурханов предложил засыпать или облагородить пруды в поселках, ранее использовавшиеся для сельскохозяйственных целей. Теперь прорывы плотин на них угрожают затоплением домов. Впрочем, проблему только обозначили: неизвестно, кто доберется до этих 20 прудов раньше — городские власти или программа благоустройства общественных пространств, курируемая помощником главы Татарстана Наталией Фишман-Бекмамбетовой.

Причина паводка не только в бесхозных водоемах. С одной стороны, часть ответственности, как говорил Хабибуллин, лежит на владельцах частных домов — они должны убирать снег с территории и принимать меры, чтобы вода на нее не попала. Многие постройки стоят в водоохранной зоне и каждый год попадают в группу риска. Думали ли строившие их люди об угрозе наводнения, неизвестно. Равно как и думали ли городские власти, когда разрешали такое строительство. Из-за того, что дома стоят в зоне риска, им приходится тратить бюджетные деньги на противопаводковые мероприятия.

«Что касается того, как выдается разрешение на строительство, я рискну предположить, что некоторая несогласованность есть, что МЧС, как федеральную структуру, наверное, никто не спрашивает. Межведомственное согласование, наверное, отсутствует. В новых жилых массивах межуется вплоть до оврагов. Потом это все засыпается, продается. А потом какие-то селевые потоки. Страдают люди. Из-за-того, что рельеф поменялся, происходит подтопление», — заявил депутат Казгордумы Алексей Серов.

С другой стороны, паводки с меньшей вероятностью оборачивались бы катастрофой, если бы городские власти исполняли свои обязанности по уборке снега и содержанию ливневой канализации. Если за очистку от снега придомовой территории отвечают владельцы домов, то за уборку улиц — власти. Тем не менее, жители поселков год от года жалуются на непролазные сугробы и зачастую вынуждены чистить дороги за свой счет. В Казани жалобы на плохую уборку или складирование снега во дворах и на дорогах стали ежегодной традицией. Растаявший снег уже топит улицы, в том числе центральные, хотя Тимурханов говорил, что вероятность этого минимальна.

Алесей Серов (в центре)
Фото: Inkazan

Вероятно, это бы не стало такой проблемой, если бы в городе работали ливневки. Их чистят при подготовке к паводку, однако порой результат не виден невооруженным глазом. Этой весной из-за того, что ливневки не справились, затопило подземный переход на проспекте Амирхана — с аналогичными проблемами город сталкивался еще в 2011 году. Под воду уходят и городские дворы. В 2020 году город потратил на ливневки 100 млн рублей, в 2021-м потратит 50 млн. Городские власти заявляют: этого недостаточно. На ремонт и постройку ливневок там, где их нет, нужно 3,7 млрд рублей, подсчитали в казанской мэрии, заключив, что «денег всегда не хватает».

«В какой-то момент возможности города заложенные начинают превышать то, как он разрастается», — заявил председатель Регионального центра контроля в сфере ЖКХ Михаил Застела. По его словам, вопрос не только в деньгах — нужна техника, материалы, рабочая сила. При этом только желания горожан жить лучше не достаточно: можно возмутиться тем, что чиновники чего-то не делают, однако «все намного сложнее».

Серов заявил, что поднимал вопрос плохой очистки улиц даже у здания городского исполкома. Однако представители власти ответили, что денег недостаточно. «Я думаю, что это в значительной степени отговорка. К чему бы мы ни прикасались, всегда говорят „денег нет“», — заявил депутат. Он напомнил, что в Казани построили снегоплавильные пункты, но если туда не свозить снег, то решение выглядит нецелесообразно. Направленные на это деньги можно было бы направить на снегоуборочную технику.

«Причина паводка совершенно не в климате и не в снеге. Она носит характер менеджмента, управления городским хозяйством», — подытожил Серов. С 2011 года Татарстан, по словам Хабибуллина, хорошо или плохо, но работу ведут. По словам Застелы, движение в направлении решения проблемы есть, но оно идет не такими темпами, как хотелось бы.

Фото: Inkazan